#СИДИМДОМА

16+

НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

объявления в мирном, мир информации и рекламы, газета мир,

читать еще >

г.Мирный, ул.Ленина, 55, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

г.Мирный, ул.Неделина, 6а, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

п.Плесецк, ул.Октябрьская, 30, фотоцентр “СМАЙЛ” (КООПЕРАТОР)

п.Североонежск, микрорайон 2, дом 6, магазин "Оргтехника"

п.Савинский, ул.Октябрьская, 20, ТЦ "Престиж", магазин "Алиса"

Воспользуйтесь услугами бесплатной еженедельной газеты по городу Мирный и Плесецкому району

"Мир Информации и Рекламы". Ваше объявление будет опубликовано на страницах нашего сайта.

Объявления принимаются:

 

Рейтинг@Mail.ru

© 2016 МИР design. Все права защищены.

Конечно, ракетные комплексы с межконтинентальными баллистическими ракетами, размещенные в шахтных пусковых установках, имели преимущество. Они были более защищены от поражающих факторов ядерного взрыва, чем, например, БЖРК. Естественно, возник вопрос: "А сможет ли "ядерный" поезд устоять при воздействии на него ударной волны от ядерного взрыва и затем провести пуск ракеты?" Проверить это можно было только на практике, проведя эксперимент. И такое крупномасштабное испытание, которому было присвоено кодовое название - опыт "Сдвиг", было решено провести на полигоне под Плесецком. Испытание запланировали на вторую половину 1990 года.

Но как? Не взрывать же ядерный боеприпас прямо на космодроме или вблизи него. Чтобы провести имитацию ядерного взрыва, было принято решение ударную волну создать путем подрыва 1000 тонн тротила, а это несколько железнодорожных эшелонов противотанковых мин ТМ-57  в количестве 100 тысяч штук, вывезенных со складов Центральной группы войск в Восточной Германии. Специалистами Минвзрывпрома был выложен заряд в виде усеченной пирамиды высотой до 20 метров.

Расставили агрегаты БЖРК. На расстоянии 450 метров от боеприпасов, торцом к ним, поставили ракетный модуль поезда. Чуть дальше - в 850 метрах - разместили еще одну пусковую установку и командный пункт комплекса. Пусковые установки были оснащены электромакетами ракет. Провели обвязку горы мин детонаторами. К проведению эксперимента все было готово.

 

 

Из воспоминаний генерал-лейтенанта Ивана Ивановича Олейника (в 1985-1991 годах - начальника 53-го НИИП):

"… я был готов доложить Главнокомандующему РВСН генералу армии Ю.П.Максимову о готовности полигона к крупномасштабному испытанию.

Однако накануне моего доклада Главнокомандующему по ВЧ-связи мне позвонил Первый секретарь Архангельского обкома КПСС Петр Максимович Телепнев… В разговоре со мной он сказал, что в области некоторыми средствами массовой информации искусственно создается напряженная обстановка, направленная против областного комитета партии и полигона. Руководство области и полигон в разных вариациях обвинялись в грубых нарушениях экологической ситуации в области. Он попросил меня прибыть в обком и проинформировать его о ближайших мероприятиях полигона.

На следующий день я прибыл в Архангельск и доложил Петру Максимовичу… в том числе и о крупномасштабном испытании "Сдвиг". В ходе беседы Петр Максимович сообщил мне, что "зеленые" Архангельской области начали широкую кампанию против работы космодрома "Плесецк", связывая ее с резким ухудшением экологической обстановки в регионе…

П.М.Телепнев дал мне понять, что проведение испытания "Сдвиг" в этих условиях может стать детонатором общественного возмущения, которое принесет много неприятностей как руководству области, так и полигону.

Петр Максимович попросил меня доложить Главнокомандующему об обстановке в области и перенести испытания на более позднее время…

О разговоре с Первым секретарем обкома я доложил Главнокомандующему. В ответ мне пришлось услышать много нелестных слов в свой адрес. Разговор закончился тем, что я доложил о готовности к крупномасштабному испытанию и попросил прислать мне письменный приказ с датой проведения работ.

Приказ не поступил, и полигон вышел в зиму и весну 1991 года с выложенной пирамидой противотанковых мин в чистом поле.

А в это время начались печально известные события на Кавказе, но мы сделали все возможное и невозможное, чтобы из выложенного заряда не пропал ни один ящик с минами.

В марте 1991 года я сделал доклад Главнокомандующему о нормализации обстановки в регионе и готовности к испытаниям. В ответ получил указание: принять решение самостоятельно в зависимости от складывающейся обстановки.

За двое суток были выполнены все заключительные технические мероприятия, проведен проигрыш со всеми расчетами и службами полигона, в том числе и с подразделениями тыла. По нашим расчетам было определено, что в домах ряда населенных пунктов ударной волной будет разрушено остекление.

Время взрыва назначил на 14.00, учитывая то, что подавляющая часть населения будет находиться на рабочих местах".

Наступило 27 февраля 1991 года.

Из воспоминаний генерал-лейтенанта Ивана Ивановича Олейника (в 1985-1991 годах - начальника 53-го НИИП):

"День выдался безветренным с высоким, чистым и голубым небом, такие дни в это время года бывают не часто.

По команде сработало взрывное устройство, и у земли стало формироваться облако, окрашенное в разные цвета с мрачными оттенками. Зрелище было волнительное и впечатляющее. Облако, немного расплющенное у земли, стало стремительно подниматься все выше и выше в безоблачное небо, постепенно превращаясь в знакомый силуэт ядерного гриба. Гамма цветов облака от взрыва была обусловлена тем, что противотанковые мины были уложены по две штуки в деревянную тару, окрашенную масляной краской в защитный цвет, а на месте взрывателей стояли текстолитовые заглушки.

 

 

На наблюдательном пункте почувствовали колебание почвы, а приблизительно через минуту к нам пришла ударная волна (от ред.: уровень акустического давления в обитаемых отсеках "ядерного" поезда составил 150 Дб - болевой порог, потеря слуха до 20 минут).

Прибыв на место испытаний, мы увидели, что агрегаты комплекса стоят на своих местах, только без остекления. Напряжение у нас спало, но волнение не исчезло, так как всех беспокоил другой вопрос - какой результат покажет проверка систем, агрегатов и самой ракеты".

Оказалось, что во время подрыва мин все модули БЖРК пострадали незначительно - вылетели стекла и нарушилась работа некоторых агрегатов. В результате воздействия ударной волны пусковая установка снялась с готовности, которая была вскоре восстановлена, и был проведен успешный учебный "сухой пуск" (имитация пуска с использованием электромакета ракеты). После испытания оказалось, что мощный взрыв в одну килотонну менее чем в километре от "ядерного" поезда оказался не способен полностью вывести из строя БЖРК. При этом в своих выводах комиссия исходила их того, что вероятность попадания ядерного боевого блока ракеты противника в поезд во время его движения или рядом с ним была крайне низкой.

Из воспоминаний генерал-лейтенанта Ивана Ивановича Олейника (в 1985-1991 годах - начальника 53-го НИИП):

"В ходе осмотра местности нас поразил огромный котлован, образовавшийся на месте заряда. Его размеры составляли: диаметр 80 метров, а глубина до 10 метров. Из котлована взрывом была выброшена большая масса грунта, среди которого лежали большие куски зарождающегося мрамора белого и розового цвета. На расстоянии нескольких сотен метров были повалены деревья и виднелся почерневший от копоти и гари снег.

Подтвердились наши прогнозы по оценке последствий взрыва в ближайших населенных пунктах. Там, где мы и предполагали, остекление в домах было разрушено… Мы в кратчайшие сроки устранили все последствия взрыва и разъяснительной работой погасили возмущение и недовольство местного населения.

Оценив обстановку, уточнив некоторые детали, я сделал доклад Главнокомандующему о предварительных положительных результатах, при этом кратко изложил те трудности, с которыми полигону пришлось проводить этот вид нештатных испытаний. Главком молча меня выслушал и сухо сказал, что доклад принят.

Сегодня отчетливо видно, какая тяжесть ответственности свалилась с плеч руководства полигона, когда несвойственный полигону эксперимент прошел успешно". Спустя годы, человеку постороннему и непричастному к этим событиям они видятся как отдельный и вроде бы несложный эпизод в работе полигона. Но в то время это было не так.

Проведением опыта "Сдвиг" на полигоне были завершены испытания ракетного комплекса железнодорожного базирования, задачи программы государственных летных испытаний были выполнены.

 

В статье использованы материалы, фото и фрагменты из следующих источников:

1. "Северный космодром России". Космодром "Плесецк". 2007 год.

2. Информация открытых интернет-источников.

 

 

 

В конце 70-х годов руководство СССР сделало политическое заявление о том, что Советский Союз не будет применять ракетно-ядерное оружие первым. Отказ от применения ядерного оружия первым означал, что в случае внезапного ядерного нападения противника  Ракетным войскам стратегического назначения пришлось бы наносить ответный удар в крайне тяжелых условиях. А это означало, что новые ракетные комплексы должны быть устойчивыми к поражающим факторам ядерного взрыва.

«Атомный взрыв»

на космодроме «Плесецк». Опыт «Сдвиг»