средства массовой информации, Мир информации и рекламы, космодром плесецк, БЕСПЛАТНАЯ ГАЗЕТА, ОБЪЯВЛЕНИЯ

16+

НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

объявления в мирном, мир информации и рекламы, газета мир,

служба поддержки

Великий

ракетчик

15 июля 1957 года был подписан этот документ. Это приказ №1 о вступлении в должность командира войсковой части 13991 гвардии полковника Михаила Григорьевича Григорьева. Именно с этого момента начинается отсчет истории космодрома «Плесецк» и города Мирный. Генерал-полковник Михаил Григорьев - личность легендарная. Именно он справедливо считается создателем космодрома «Плесецк». Он – Почетный гражданин города Мирный. Это ему на центральной площади Мирного установлен памятник. А каким он был – великий ракетчик Михаил Григорьевич Григорьев?

читать еще >

г.Мирный, ул.Ленина, 55, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

г.Мирный, ул.Неделина, 6а, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

п.Плесецк, ул.Октябрьская, 30, фотоцентр “СМАЙЛ” (КООПЕРАТОР)

п.Североонежск, микрорайон 2, дом 6, магазин "Оргтехника"

п.Савинский, ул.Октябрьская, 20, ТЦ "Престиж", магазин "Алиса"

Воспользуйтесь услугами бесплатной еженедельной газеты по городу Мирный и Плесецкому району

"Мир Информации и Рекламы". Ваше объявление будет опубликовано на страницах нашего сайта.

Объявления принимаются:

 

Рейтинг@Mail.ru

© 2016 МИР design. Все права защищены.

Детство и юношеские годы

Михаил Григорьевич Григорьев родился 23 октября 1917 года в деревне Молодке Бежецкого района Тверской губернии в крестьянской семье.

В этих краях в начале 20-х годов проживала с семьей Анна Ахматова. В своем стихотворении «Бежецк» она писала:

 

Там белые церкви и звонкий, светящийся лед,

Там милого сына цветут васильковые очи.

Над городом древним алмазные русские ночи

И серп поднебесный желтее, чем липовый мед.

Там вьюги сухие взлетают с заречных полей,

И люди, как ангелы, Божьему Празднику рады,

Прибрали светлицу, зажгли у киота лампады,

И Книга Благая лежит на дубовом столе.

Там строгая память, такая скупая теперь,

Свои терема мне открыла с глубоким поклоном,

Но я не вошла, я захлопнула страшную дверь…

И город был полон веселым рождественским звоном.

 

Отца Михаил не помнил. В 1917 году он вернулся с фронта, весь израненный и больной, и уже на следующий год скончался. Мать осталась с тремя детьми на руках, и можно только представить себе, как трудно и голодно жилось семье в те годы без кормильца. Миша с малолетства был пастушком, в школу ходил не с портфелем, а с тряпичной торбой, из которой кормили овсом лошадь.

Михаил Григорьевич писал в автобиографии: «С 10 лет… я в летнее время батрачил, а зимой занимался в сельской школе. После сельской школы я поступил в десятилетку, в которой, как батрак, учился на средства государства (получал стипендию)». В школе Миша отличался упорством, много читал, учился на «отлично», а из всех предметов больше всего любил математику. В деревне потом родители наставляли своих детей на его примере: «Вон Мишка Григорьев, на кочке сидел, скотину пас, а одни «пятёрки» носил, учёным человеком стал, а ты, балбес...».

 

Михаил Григорьев перед поступлением в артиллерийскую академию. 1936 год

 

Михаил Григорьевич не раз говорил, что окончить школу ему помогли встретившиеся на его пути добрые и отзывчивые люди. Особенно горячее участие в его судьбе принял школьный учитель математики Борис Иванович Белобородов. Со старого фото учителя на нас смотрит красавец в шляпе, на шее - бабочка, во всем облике - достоинство человека, знающего себе цену. Все ученики, за которых он всерьёз брался, поступали в любые вузы. Михаил Григорьевич считал, что именно благодаря требовательности учителя к своим ученикам, он смог впоследствии выдержать вступительные экзамены в военную академию.

В послевоенные годы Михаил Григорьев часто приезжал на свою «малую родину» и никогда не забывал навестить Бориса Ивановича Белобородова, обязательно привозил ему хороший столичный продуктовый набор.

В те годы любимой газетой молодежи всей страны была «Комсомольская правда», которая публиковала на своих страницах очень много материалов о буднях Красной Армии. Газеты с очерками о жизни воинов зачитывались до дыр. И как-то в начале 1936 года на глаза Мише Григорьеву попалось сообщение о том, что объявлен набор в Военно-артиллерийскую академию в Ленинграде. Парень твердо решил стать артиллеристом и начал упорно готовиться к вступительным экзаменам. Сдал он их успешно и в 1936 году стал курсантом. В 1937 году курс, на котором учился М. Г. Григорьев, был переведен в Москву и вошел в состав Военно-артиллерийской академии им. Ф.Э.Дзержинского.

 

Учеба в академии

Учиться на первых порах было нелегко. В академию поступали не только вчерашние выпускники школ, но и те, кто уже прошел суровую армейскую школу. На одном курсе с Григорьевым учился сын И. В. Сталина - старший лейтенант Яков Джугашвили. Он был старше многих на 8–9 лет, что не помешало ему наладить теплые и дружеские отношения с сослуживцами. Яков был в высшей степени порядочным человеком, никогда не подчеркивал своего превосходства, не кичился родством, не требовал к себе снисхождения или поблажек. К концу учебы, несмотря на разницу в возрасте, они крепко подружились - Яков Джугашвили и Михаил Григорьев.

На втором курсе вчерашним школьникам присвоили воинское звание лейтенант и учебу они продолжали офицерами. Из аттестации на слушателя 2-го курса командного факультета артиллерийской академии лейтенанта Григорьева Михаила Григорьевича: «Дисциплинирован, выдержан, вдумчив и серьезен, добросовестно относится к своим обязанностям. Силой воли обладает, общителен, хороший товарищ. Способный. Учебная успеваемость хорошая, по сравнению с прошлым годом заметно повысилась. Зимнюю артиллерийскую стрельбу провел хорошо. Итоги лагерной учебы: артиллерийско-стрелковая подготовка — «отлично», тактическая подготовка — «хорошо», практические работы по топографии — «хорошо».

 

Приказ командира войсковой части 13991 (объект «Ангара») гвардии полковника М.Г.Григорьева о его вступлении в должность. Фото из книги «Северный космодром России». 2007 год

 

Шел 1937 год. Казалось, курсанты за учебой не замечали, что происходит вокруг. Но жизнь властно вторгалась сквозь стены казарм, оставляя в душах молодых офицеров незаживающие раны.

Вот только некоторые события, коснувшиеся академии в те годы: «…за первое полугодие 1937 года исключено из ВКП(б) пять троцкистов и зиновьевцев, один враг народа, один — потеря классовой бдительности, один — скрытие социального происхождения». В 1937 году по политико-моральным причинам всего было уволено из армии 65 представителей академии, 44 из которых были арестованы органами НКВД; в 1938 году по статье 44 пункт «в» уволено еще около 20 преподавателей».

Не остались в стороне и слушатели академии. Их вызывали на заседания так называемой «тройки», где от офицеров требовали коротких и точных ответов на различные провокационные вопросы. По результатам поведения испытуемых принимались соответствующие решения. На одно из таких заседаний попал и лейтенант Михаил Григорьев. Ему было предъявлено обвинение в том, что у него дома хранится пистолет. Михаил Григорьевич вспоминал, что ему понадобилось большое самообладание, чтобы выдержать давление «тройки».

Из партийной характеристики: «В 1938 году принят в кандидаты ВКП (б), а в июне 1939-го в члены ВКП (б). Был членом партийного бюро курса. В качестве общественной нагрузки проводил политические занятия на ряде предприятий Молотовского района г. Москвы. Принимал активное участие в выборах в Верховный Совет СССР в качестве члена участковой избирательной комиссии».

За период учебы в академии Григорьев хорошо овладел немецким языком, и это могло сыграть важную роль в его военной карьере. Он попал в число шести будущих выпускников, которых отобрало для себя Главное разведывательное управление. Как позже вспоминал Михаил Григорьевич, отбор велся основательно. Раздевали донага, считали родинки, искали другие особые приметы, часто и много беседовали с кандидатами для службы в столь серьезной организации.

Но карьере разведчика не суждено было состояться. 5 мая 1941 года на приеме в честь выпускников академий, где в числе лучших от Военно-артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского присутствовал и  М. Г. Григорьев, И. В. Сталин отметил, что международная обстановка становится архисложной, и все без исключения офицеры должны быть направлены в действующую армию. Ослушаться этого указания никто не посмел.

 

Комбриг М.Г.Григорьев. Волховский фронт. 1943 год

 

Только трое из всего выпуска 1941 года окончили академию так блестяще, что им было предоставлено право самостоятельного выбора места службы и рода артиллерии - в числе этих троих были Григорьев и Джугашвили.. Яков Джугашвили попросился в противотанковую артиллерию, «на расстояние прямого выстрела от врага», что и сыграло потом роковую роль в его судьбе. Он попал служить в полк, расположенный практически на границе. А М. Г. Григорьев получил назначение в 5-й артиллерийский гаубичный полк резерва Ставки Главного командования. Полк дислоцировался в Белоруссии.

 

Война совсем не фейерверк…

     Великую Отечественную войну Михаил Григорьевич прошел, как говорится, от «звонка до звонка». В 1942 году в боях за город Великие Луки капитан Григорьев был тяжело контужен. Весной 1943 года боевой офицер, гвардии майор Михаил Григорьев был назначен командиром 7-й бригады полевой реактивной артиллерии. Вначале он пытался отказаться от столь серьезной должности, ссылаясь на молодость и недостаток опыта, но... разговор в Управлении кадров артиллерии Красной Армии был коротким: «Образование академическое. Коммунист. Фашистов ненавидишь. Справишься!». Ему только исполнилось 25 лет.

Времени на формирование бригады было отпущено мало, так как обстановка на Волховском фронте оставалась сложной. Днем и ночью, главным шло сколачивание расчетов, батарей, дивизионов, отрабатывались временные нормативы по занятию боевых позиций, их оборудованию и перемещению.

К моменту формирования бригады блокада Ленинграда была прорвана, но враг на многих участках по-прежнему оставался у стен города и продолжал обстрелы и варварские бомбардировки. Задача полного снятия блокады все еще стояла перед Волховским и Ленинградским фронтами. Войска готовились выполнить приказ Ставки Верховного Главнокомандования - прорвать оборону врага в районе Мги и Синявино и уничтожить группировку немецких войск.

 

Командный состав 7-й гвардейской минометной бригады. М. Г. Григорьев сидит в центре. 1943 год

 

17 марта бригада под командованием М.Г.Григорьева получила приказ подготовить залпы двумя дивизионами по узлу сопротивления противника в районе высоты 70,4 и двумя дивизионами — по безымянным высотам и поддержать наступление советских войск. Готовность к открытию огня была назначена на 8.00 19 марта.

Поэт-фронтовик Михаил Кульчицкий в 1942 году написал: «Война ж совсем не фейерверк, а просто — трудная работа…» Для личного состава минометных частей бой — это прежде всего каторжный труд.

Ночью, сгибаясь под тяжестью стокилограммовой массы снаряда, иногда ползком по болоту или по колено в воде, бойцы доставили все необходимое на огневые позиции и подготовились к залпу. Если учесть, что одновременный залп бригады состоял из 684 снарядов, то общий вес одного залпа насчитывал более 60 тонн. И всю эту многотонную массу металла и снарядов необходимо было поднести на руках в течение одной ночи на огневой рубеж.

     Утром 19 марта 1943 года в 8.15 прогрохотал первый залп гвардейских минометов 7-й бригады под командованием М.Г.Григорьева. В течение 6-8 минут по врагу было выпущено 663 реактивных снаряда, которые точно накрыли цель и проложили путь пехоте.

День первого залпа и стал днем рождения 7-й гвардейской бригады, первой страницей ее славного боевого пути. Залпом бригады было уничтожено до 200 солдат и офицеров противника, до 20 огневых точек, разрушено около 30 дзотов.

В конце апреля 1943 года стало известно, что 1 мая 1943 года 7-й гвардейской минометной бригаде будет вручено Гвардейское Знамя. К предстоящему торжеству готовились все. Чистилось и гладилось обмундирование, подшивались подворотнички…  Даже никогда не брившиеся молодые бойцы впервые удаляли с лица едва заметную растительность. Была организована баня, а на кухнях дивизионов приготовили праздничный обед.

 

Диплом о присуждении М. Г. Григорьеву Ленинской премии

 

1 мая 1943 года в приподнятом настроении, которое не испортил даже пасмурный день, на лесной полянке выстроился весь личный состав 7-й гвардейской минометной бригады. Командир бригады гвардии майор М. Г. Григорьев отдал рапорт прибывшему заместителю командующего гвардейскими минометными частями Красной Армии гвардии генерал-майору артиллерии П. Н. Кулешову, который в наступившей тишине зачитал приказ и вручил командиру бригады Гвардейское Знамя. Солдаты и офицеры, опустившись на одно колено перед воинской святыней, произнесли слова клятвы: «Мы, гвардейцы-минометчики, получая Гвардейское Знамя, клянемся нашему народу…, что высокое звание гвардейцев мы оправдаем с честью. Мы клянемся, что не пожалеем своих сил и своей жизни в борьбе с заклятым врагом человечества - германским фашизмом…».

         И эту клятву гвардейцы выполнили. Бригада под командованием М.Г.Григорьева прошла славный боевой путь. Она принимала участие не только в жестоких боях на Ленинградском и Карельском фронтах, но и в составе 2-го Белорусского фронта освобождала Польшу и Германию.

За весь период боевых действий соединение выпустило по врагу 24962 реактивных снаряда, что составило 356 железнодорожных вагонов, или 2496 автомашин. С момента своего формирования бригада прошла с боями своим ходом - 2220 километров и 6500 километров - по железной дороге.

Залпами гвардейцев-минометчиков было уничтожено около 4000 солдат и офицеров противника, 14 шестиствольных минометов, 31 орудие, 11 танков, 11 складов с боеприпасами; разрушено 228 дотов, дзотов и блиндажей, 29 узлов сопротивления и 198 огневых точек.

За проявленные в боях мужество и храбрость 4568 солдат, сержантов и офицеров бригады были награждены наградами. За образцовое выполнение боевых задач командования и проявленные при этом доблесть и мужество 7-я гвардейская минометная бригада под командованием М.Г.Григорьева была награждена Орденом Красного Знамени, Орденом Кутузова II степени, Орденом Александра Невского и Орденом Суворова II степени, а также почетным наименованием Свирская за участие в Свирско-Петрозаводской операции. К концу войны только три гвардейских минометных соединения имели на своих знаменах по четыре ордена.

 

На штабной работе

В 1946 году подполковник М. Г. Григорьев отзывается в Москву в Штаб артиллерии Советской Армии на должность старшего научного сотрудника штаба по изучению и обобщению опыта войны и послевоенного строительства и боевого применения артиллерии.

В 1955 году в Воениздате вышел объемный труд под названием «Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне». Одна из глав была, посвященная боевому применению полевой реактивной артиллерии в годы войны была написана полковником М. Г. Григорьевым. Написана со знанием дела, с использованием своего личного богатого фронтового опыта, а также опыта других минометных соединений. Именно во время работы над книгой и состоялось знакомство Михаила Григорьевича с маршалом артиллерии Митрофаном Ивановичем Неделиным, будущим первым Главнокомандующим Ракетными войсками стратегического назначения. М.Г.Григорьеву довольно-таки часто приходилось встречаться с Неделиным и не исключено, что Митрофан Иванович именно тогда обратил внимание на молодого, грамотного офицера. Так Григорьев попал в команду М. И. Неделина, которую позже назвали «Неделинской обоймой». Надо отметить, что у Митрофана Ивановича Неделина было удивительное чутье на талантливых людей.

 

М. Г. Григорьев утверждает акт проверки боеготовности одной из ракетных армий

 

В эти годы Михаил Григорьевич окончил университет марксизма-ленинизма и сдал кандидатский минимум по истории войн и военного искусства и по философии. Судя по всему, он готовился к научной деятельности. Но судьба распорядилась по-своему - он не стал ученым, хотя при его способностях и упорстве из него вышел бы незаурядный военный специалист. Он определил для себя иную стезю, его деятельная натура стремилась в войска

Сам Михаил Григорьевич вспоминал службу в штабе артиллерии так: «После войны я еще больше полюбил военную профессию и вне армии, вне службы … не мыслил своей жизни. В 1946 году меня взяли в штаб артиллерии Вооруженных Сил на должность старшего научного сотрудника по обобщению опыта войны и разработке уставов. Все это было исполнено с усердием. Одновременно сам я обогатился опытом работы в большом штабе. Дальнейшая работа в этой должности не давала должного удовлетворения, ибо опыт войны был обобщен, уставы написаны, а послевоенное развитие армии решается не в канцелярии, а на полях учений. Тем более что появилось новое, неведомое до сих пор оружие».

 

У истоков межконтинентальных...

Из Москвы, из штаба, Михаил Григорьевич просит направить его в Камышин на формирование ракетной бригады особого назначения. Бригада формировалась на голом месте, не хватало жилья, надо было создавать учебно-материальную базу. Офицеров, знавших ракетную технику, были единицы. Олег Михайлович Григорьев, сын Михаила Григорьевича, вспоминал, что отца в раннем детстве он почти не видел, он поздно ночью приходил и рано утром уходил из дома. Выходных дней, по сути, не было. Зато в короткое время были построены хранилища для ракет, создана учебная база, разработана методика обучения личного состава. Боевые расчёты на полигоне Капустин Яр успешно провели боевые пуски ракет и получили благодарность маршала артиллерии М.И. Неделина.

Вот что рассказывал об отце Олег Михайлович Григорьев: «Отец обладал потрясающим умением убеждать подчиненных. Он говорил ярко, убежденно, искренне - и люди проникались задачами, которые ставил командир. Он не говорил: «Делайте, как я сказал». Он говорил: «Делайте, как я». Он во все вникал сам, сам показывал, сам делал - и на своем прямом примере учил управлять ракетой других».

Ракетная бригада, которой командовал Григорьев, всегда была в передовых. Поэтому ему, как перспективному офицеру, предложили пройти обучение в Академии Генерального штаба, которую он блестяще закончил.

 

Это была задача государственной важности

В 1957 году М.Г. Григорьев был вызван в ЦК КПСС, а затем - к маршалу артиллерии М.И. Неделину. Суть поставленной задачи заключалась в том, что он должен был возглавить формирование, строительство и ввод в строй первого в стране стратегического ракетного соединения межконтинентальных баллистических ракет Р-7. Место выбрали в районе поселка Плесецк Архангельской области. В этих заболоченных местах через два года должны были заступить на боевом дежурстве новые ракетные комплексы. Объект получил название «Ангара».

Об этом периоде жизни и службы Михаила Григорьевича Григорьева мы подробно расскажем в следующих выпусках газеты «Панорама Мирного». А сегодня скажем кратко. Создание полигона в Плесецке – огромная заслуга М.Г.Григорьева. Ему было поручено это дело, и он с ним блестяще справился. Первым боевым соединением межконтинентальных баллистических ракет он командовал почти шесть лет.

 

Карьерные вехи

В 1962 году М.Г.Григорьева назначают сначала первым заместителем командарма, потом командующим ракетной армией, управление которой размещалось в Виннице. И надо сказать, что армия при нем по результатам проверки комиссии Министра обороны была отмечена как лучшая в Вооружённых Силах Советского Союза. В 1968 году М.Г.Григорьева назначают на должность первого заместителя главкома Ракетных войск стратегического назначения.

 

Михаил Григорьевич и Вера Геннадиевна Григорьевы

 

Надо сказать, что к этому времени М.Г. Григорьев уже был лауреатом Ленинской премии, самой высокой тогда в стране. В 1967 году она была присуждена ему за успешное испытание новой боевой ракеты. На этих испытаниях М.Г.Григорьев возглавлял государственную комиссию и доводил ракету «до ума» вместе с генеральным конструктором М.К.Янгелем.

М.Г. Григорьев был в самом эпицентре проблем обороноспособности страны. Он руководил испытаниями стратегических ракет. Производство ракет, их доставка в войска, пуски, квалификация офицеров, конструкторские бюро, работа на далёкое будущее… Множество проблем приходилось решать. В течение девяти лет он был председателем государственной комиссии по испытаниям ракетно-космического комплекса «Алмаз» с орбитальными пилотируемыми космическими станциями «Салют», руководил полетами космонавтов на кораблях «Салют-2, 3, 5», «Союз»-14, 15, 21, 22, 23, 24». А сколько раз он возглавлял аварийные комиссии. Добраться до сути аварии необычайно сложно, это признают специалисты. Но Григорьев докапывался до сути. И недоработки устранялись.

 

Генерал-полковник М.Г.Григорьев

 

Подумать только, сколько сделал этот человек за 64 года жизни. И войну прошел. И почти пятнадцать лет был первым заместителем главкома РВСН. Мог быть и главкомом, но не очень у него сложились отношения с Министром обороны Д.Ф.Устиновым.. Михаил Григорьевич никогда не отмалчивался на заседаниях Военного совета и на других совещаниях. Порой он с присущим ему едким юмором умел показать недальновидность некоторых решений. Независимо от чинов он всегда говорил прямо неудобные, но правильные вещи. И это не всем было по душе. Так что не всегда его спешили поднять, наградить, продвинуть.

После того, когда на испытаниях ракеты при стрельбе с Байконура на полигон на Камчатке оказалось, что ракета отклоняется от цели, что она не готова к постановке на боевое дежурство, Михаила Григорьевича под благовидным предлогом, мол, проблемы со здоровьем, уволили из армии. Его вины никакой не было, он, наоборот, честно докладывал о недостатках этого ракетного комплекса. Но ответчиком в коридорах власти выбрали именно М.Г.Григорьева. Он писал Министру обороны СССР Д.Ф.Устинову, доказывал свою невиновность в случившемся, но Устинов его даже не принял. Так поступили с человеком, который столько сделал для Родины и был полон желания еще и еще служить Ракетным войскам.

В этом же году М.Г.Григорьев умер. Тысячи людей пришли в Краснознамённый зал Центрального Дома Советской Армии проститься с генерал-полковником М. Г. Григорьевым. Его похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве, через дорожку от Никиты Сергеевича Хрущева. В этом, видимо, есть особая символика. Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев - активный сторонник ракетного перевооружения Советского Союза и великий ракетчик М.Г. Григорьев упокоились рядом.

 

Памятник генерал-полковнику М. Г. Григорьеву на Новодевичьем кладбище в Москве

 

Все, кто знал Михаила Григорьевича Григорьева, служил с ним, говорят, что это был человек непростой судьбы, и никто не мог его сломить и перестроить на свой лад. В жизни и в своих делах он всегда оставался Григорьевым. Он не любил проигрывать ни в стрельбе из личного оружия, ни во время игры в карты или шахматы, на бильярде, ни на рыбалке (это было его хобби), ни на охоте, а особенно в служебных делах. Порой говорили, что с таким характером, как у Григорьева, в армии служить нечего. А он прослужил, оставив яркий след и став легендой Ракетных войск стратегического назначения. За заслуги перед Отечеством Михаил Григорьевич Григорьев был награжден двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, двумя иностранными орденами и более чем 20 медалями.

Сегодня ракеты летают и без Григорьева. Но Григорьевых в России сейчас очень не хватает.

 

В статье использованы материалы, фото и фрагменты из следующих источников:

1. Григорий Сухина. Книга «Григорьев» из серия « Жизнь замечательных людей». Повесть о ракетчике. 2004 год

2. Григорий Сухина. Ракетчик с «космической» фамилией. Статья в газете «Красная звезда». http://old.redstar.ru

3. Статья «Михаил Григорьевич Григорьев» на сайте http://bezh-citi.ru