средства массовой информации, Мир информации и рекламы, космодром плесецк, БЕСПЛАТНАЯ ГАЗЕТА, ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

16+

служба поддержки

объявления в мирном, мир информации и рекламы, газета мир,

ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

читать еще >

г.Мирный, ул.Ленина, 55, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

г.Мирный, ул.Неделина, 6а, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

п.Плесецк, ул.Октябрьская, 30, фотоцентр “СМАЙЛ” (КООПЕРАТОР)

п.Североонежск, микрорайон 2, дом 6, магазин "Оргтехника"

п.Савинский, ул.Октябрьская, 20, ТЦ "Престиж", магазин "Алиса"

Воспользуйтесь услугами бесплатной еженедельной газеты по городу Мирный и Плесецкому району

"Мир Информации и Рекламы". Ваше объявление будет опубликовано на страницах нашего сайта.

Объявления принимаются:

 

Рейтинг@Mail.ru

© 2016 МИР design. Все права защищены.

1958-1963.

От формирования первых частей до заступления на боевое дежурство

В конце 1950-х - начале 1960-х годов на объекте "Ангара" развернулось масштабное строительство. Одновременно со строительством стартовых комплексов началось возведение монтажно-испытательных корпусов, электроподстанций, установок по производству жидкого кислорода, емкостей для хранения компонентов топлива, систем связи, теплоснабжения, водопровода, пожаротушения и канализации, сооружений охраны и обороны объектов. Параллельно шло формирование боевых частей соединения межконтинентальных баллистических ракет.

Начало боевого пути

 

В июне 1958 года на объект "Ангара" с группой офицеров прибыл заместитель министра обороны по специальному вооружению и ракетной технике главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин. Он лично побывал на всех строящихся объектах, отметил недостатки, помог в решении многих проблем. После этого визита была подписана директива о формировании частей и подразделений объекта "Ангара". В ней определялись места и порядок создания боевых стартовых станций (БСС) и частей обеспечения.

Основу испытательных частей объекта "Ангара" составили боевые стартовые станции (так в то время назывались ракетные полки). Основным местом их формирования, а также обучения боевых расчетов стал полигон "Байконур". Для их укомплектования прибывали солдаты, сержанты и офицеры практически из всех регионов Советского Союза. Большинство офицеров были выпускниками военно-воздушных и военно-морских учебных заведений. Правительством СССР было принято специальное постановление о досрочном призыве на военную службу из Москвы, Ленинграда и Харькова шестисот военнообязанных призывного возраста, которые имели отсрочку от призыва как специалисты, работающие на оборонных предприятиях.

 

Лето 1962 года. 42-я боевая стартовая станция. Полковник Г.К.Михеев (седьмой справа) с офицерами части

 

Первыми были сформированы три ракетных полка, вооруженных ракетами Р-7. Это 42-я, 48-я и 70-я боевые стартовые станции и шесть пунктов радиоуправления, предназначенных для обеспечения пусков ракет (каждый пункт радиоуправления был самостоятельной частью). Командиром первого ракетного полка (42-й боевой стартовой станции) был назначен гвардии полковник Георгий Константинович Михеев, до этого исполнявший обязанности начальника штаба формируемого соединения. Кроме того, в течение 1958 года было сформировано еще более 30 частей обеспечения. Надо отметить, что формирование войсковых частей соединения шло практически на всей территории Советского Союза. Например, 42-я БСС, 1, 9 и 13-й пункты радиоуправления формировались на полигоне "Байконур", автомобильный, эксплуатационно-дорожный и железнодорожный батальоны, батальон охраны и военный госпиталь - непосредственно на станции Плесецкая. Несколько частей были сформированы в городе Петрозаводске, 48-я БСС и 4-й пункт радиоуправления формировались в селе Медведь Новгородской области, отдельная смешанная авиационная эскадрилья - на станции Обозерская Северной железной дороги, ремонтно-техническая база - на полигоне "Капустин Яр". Мы столь подробно рассказываем об этом, чтобы читатели смогли себе представить, каким трудным было становление первого соединения межконтинентальных баллистических ракет. Ведь весь ход комплектования частей, разбросанных по всей стране, нужно было отслеживать, принимать конкретные решения в случае заминок и срывов.

Надо отметить, что уже в сентябре 1957 года в большинстве формируемых частей приступили к плановым занятиям по боевой подготовке. Для более глубокого изучения техники были разработаны программы по каждой специальности, изготовлены чертежи, схемы и макеты. Многие офицеры были направлены в конструкторские бюро, на заводы-изготовители ракетной техники, в научно-исследовательские институты, где они знакомились с техникой, писали конспекты, которые затем размножались и становились достоянием всего офицерского состава.

 

Командир соединения генерал-майор  М.Г.Григорьев вручает Боевое Знамя боевой стартовой станции

 

С 18 июня 1958 года соединение межконтинентальных баллистических ракет "Ангара" было переведено на новые штаты. Оно получило условное наименование "3-й учебный артиллерийский полигон". Для поддержания этой легенды в штат отдельного батальона охраны была введена смешанная артиллерийская батарея в составе двух огневых взводов и взвода управления, которые регулярно проводили учения со стрельбой, как на территории соединения, так и за его пределами. Это позволило соблюдать до определенного времени режим секретности. До определенного времени, потому что, когда начали проводить пуски ракет непосредственно с позиционных районов объекта, трудно стало кого-либо обмануть в истинном предназначении полигона.

 

О маскировке и перегибах

 

Надо отметить, что соблюдение режима секретности было постоянной головной болью командования и личного состава объекта "Ангара". Случались и курьезные случаи. Так, во время работ по вводу в строй второго ракетного комплекса для ракеты Р-7 впервые проводилась проверка возможности выполнения полного цикла работ с ракетой в условиях светомаскировки. На каждом агрегате комплекса были установлены средства светомаскировочного освещения, а каждый номер боевого расчета получил специальный фонарь, который крепился на головном уборе. По данным метеорологов выбрали самую темную ночь с низкой облачностью. Включили все светомаскировочные средства. Весь цикл работ по доставке, установке, обслуживанию ракеты на старте был выполнен без замечаний, хотя из-за отсутствия опыта работы в ночное время в нормативы не уложились.

Вид старта во время испытаний был поистине фантастическим. На всех высотных отметках - на ферме и в кабине обслуживания - номера расчетов с индивидуальными светильниками перемещались в условиях полной темноты. И надо же было такому случиться, что эта картинка (контуры ракеты и старта) в виде проекции обозначилась на облаке и была видна за несколько десятков километров. В дальнейшем все работы на старте проводились при обычной освещенности.

 

1960 год. Поселок Горный. Первый строевой плац. Майор Николенко проводит инструкторско-методическое занятие

 

Вопросы маскировки и позже отнимали много сил и нервов у личного состава соединения. В начале 1960-х уже было ясно, что вместе с развитием ракетно-ядерного оружия будут постоянно совершенствоваться и методы разведывательной работы противника. Только недавно был сбит американский самолет-разведчик на Урале, и никто не мог дать гарантий, что подобное нарушение воздушного пространства СССР не повторится. Поэтому вопросам маскировки объектов с воздуха уже с первых дней строительства уделялось первостепенное внимание. Военный строитель полковник А. Л. Власов вспоминал, что, например, в период строительства первого старта посадка бетонного узла менялась дважды, так как поляна, на которой размещались цеха, демаскировала площадку. Переместить бетонный узел на приличное расстояние от старта в период, когда полным ходом идут работы, и график этих работ должен выполняться неукоснительно, - дело поистине героическое.

Легко сказать - замаскировать такой объект как стартовый или монтажно-испытательный комплекс. Это ведь не танк и не грузовая машина. МИКи, например, раскрашивали под жилые здания. Стоит себе "небольшой домик", а вокруг тайга. Особенно тяжело пришлось с маскировкой железнодорожных путей и бетонных дорог. М.Г.Григорьев часто возмущался, протестовал, но указания сверху поступали регулярно. Железнодорожные пути маскировали ящиками с высаженными в них кустами. На крышах объектов тоже располагали такие насаждения. Когда стало понятно, как много сил и времени забирает подобная маскировка, создали штатную маскировочную роту. Именно личный состав этой роты постоянно таскал тяжеленные ящики на железнодорожное полотно и снимал их перед учениями или комплексными занятиями.

Сложнее было с маскировкой нескольких десятков километров бетонных дорог. К решению этой задачи пришлось привлекать уже тысячи военнослужащих. Какой-то "умник" в Москве додумался до "простого решения" - бетонные дороги выложить дерном. Соответствующее указание пришло в Плесецк. Михаил Григорьевич опять "побушевал", но задачу выполнять было все же необходимо. На станции Плесецкая выпросили дополнительные железнодорожные платформы, и ежедневно до полутора тысяч военнослужащих выходили на заготовку дерна, который срезали лопатами, грузили на платформы, подвозили к определенному участку и укладывали на полотно дороги. Наконец титаническая работа была завершена. М.Г.Григорьев вместе с начальником инженерной службы соединения сел в самолет и осмотрел с воздуха результаты этой работы. Ровные, хорошо очерченные дороги из дерна просматривались как на ладони. Григорьев опять возмутился: "Только дурак может поверить в то, что дерн самостоятельно расположился в столь четкой геометрии!" Осенью пошли дожди. Тяжелые тягачи и машины намертво садились в раскисшем дерне, буксовали на бетонках. Срывались занятия, а о том, чтобы уложиться в нормативы, пришлось забыть. М.Г.Григорьев вызвал начальника инженерной службы и приказал в кратчайшие сроки очистить дороги бульдозерами, что и было незамедлительно сделано.

На этом, конечно, эпопея с маскировкой не завершилась. Бетонные площадки и дороги позже раскрашивали масляными красками в разные цвета. Процесс был простым - ехала машина с бочками, в определенных местах на бетонку выливалось некоторое количество краски того или иного цвета, а идущие за машиной солдаты швабрами размазывали краску по бетонке. То есть из бетонной дороги делали большое камуфляжное полотно. Маскировочные сети, которыми надо было закрыть почти все объекты старта, тоже отнимали много сил. Но такое было время.

 

От первых пусков к боевому дежурству

 

К концу 1958 года формирование частей и подразделений объекта "Ангара" в основном закончилось. 1 декабря 1958 года в частях начался первый учебный год. В январе 1959 года гарнизон опять посетил М.И.Неделин. В ходе визита им была поставлена задача - быть готовым выполнить учебно-боевой пуск ракеты Р-7. Начались напряженные дни по подготовке боевых расчетов и техники к пуску.

25 мая 1959 года Михаилу Григорьевичу Григорьеву было присвоено очередное воинское звание - генерал-майор артиллерии. Десять лет, с мая 1949 года, он носил погоны полковника. Очевидно, что стремительной карьеры не было, да и не могло быть при его прямом, "колючем" характере.

 

Памятник М.И.Неделинув Мирном. Открытие состоялось 10 ноября 1977 года

 

Боевым испытанием соединения стал день 30 июля 1959 года, когда личным составом части, которой командовал полковник Г.К.Михеев, был осуществлен первый в истории Вооруженных Сил СССР самостоятельный учебно-боевой пуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 серийного производства. Пуск был осуществлен с полигона "Байконур".

После успешного пуска главный маршал артиллерии М.И.Неделин по правительственной связи доложил руководству страны: "В 9.00 произведен пуск первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 серийного производства. Пуск провела первая боевая часть - 42-я стартовая станция с оценкой "отлично".

Надо отметить, что к моменту пуска 42-я БСС на 80 % была укомплектована молодыми офицерами, вчерашними выпускниками военных училищ. В стартовой группе из 125 офицеров 115 - были лейтенантами и не имели опыта работы с ракетами. По случаю этого знаменательного события - первого учебно-боевого пуска межконтинентальной баллистической ракеты - в районе стартовой позиции был проведен митинг. Руководитель государственной комиссии К. Н. Руднев, главный конструктор С. П. Королев, главный маршал артиллерии М. И. Неделин тепло поздравили М. Г. Григорьева и весь личный состав, участвовавший в пуске. Боевому расчету была объявлена благодарность.

В сентябре 1959 года 42-я БСС, отдельная ремонтно-техническая база, узел связи и отдельный эксплуатационно-ремонтный батальон перебазировались к постоянному месту дислокации  на объект "Ангара". Здесь личный состав активно включился в завершающие монтажные и пусконаладочные работы на боевой стартовой позиции. Они велись круглосуточно, без выходных и праздничных дней. Надо особо подчеркнуть, что осень 1959 года выдалась холодной. Непрерывно шел дождь. Казалось порой, что он вообще никогда не прекратится. Но работы не останавливались ни на минуту. Например, 5 ноября на объект прибыла комиссия по проведению отладочных испытаний комплекса. По плану работы 7 ноября, в праздничный день, проводилась первая заправка ракеты перекисью водорода, а затем его слив. На следующий день ракета заправлялась горючим и окислителем раздельно с последующим сливом компонентов. На Красной площади в это время шли военный парад и демонстрация трудящихся - все это транслировалось по громкоговорителям на стартовой площадке. А личный состав, представители промышленности под эти марши работали даже без обеденного перерыва. Обед боевым расчетам привозили прямо на старт, на рабочие места. Но, как вспоминают участники тех событий, настроение у всех было приподнятое и трудились все самоотверженно, не жалея сил. Из воспоминаний полковника Субетто Александра Ивановича, одного из первых строителей объекта "Ангара": "Мы становились взрослыми с первых месяцев. Потому что мы руководили сложными строительно-монтажными работами и не имели права на ошибку. Это как у летчиков-испытателей, или у саперов. При этом мы были "детьми войны", воспринявшими приоритет самоотверженного служения Родине по принципу: "Вначале думай о Родине, и лишь потом о себе". Этот принцип был главным мотивирующим наше поведение фактором".

15 декабря 1959 года межведомственная комиссия подписала акт о сдаче в эксплуатацию первого ракетного комплекса объекта "Ангара" - стартового комплекса N1 (площадка 41). А уже в январе 1960 года на боевое дежурство заступили первые боевые расчеты. Жилья на стартовой позиции тогда еще не было. Боевые расчеты при 30-градусном морозе размещались в утепленных палатках.

Одновременно проводились работы по строительству и вводу в строй трех других пусковых установок. Стартовый комплекс N2 располагался на объекте "Горный" (площадка 16), а N3 и N4 - на объекте "Скипидарный" (площадка 43). Военные строители под руководством полковника А.Ф. Циргвава после завершения работ на первой пусковой установке развернули строительство 3-го и 4-го боевых стартов для ракет Р-7А. К июлю 1961 года строительные работы на них были завершены благодаря самоотверженной работе коллектива военных строителей 23-го полка под руководством Василия Николаевича Плиско (ныне Почетный гражданин города Мирный).

 

Подготовка к пуску ракеты Р-7. Полигон "Байконур". Август 1957 года

 

В сентябре 1958 года в селе Медведь Новгородской области началось формирование 48-й БСС, которая должна была принять стартовый комплекс с пусковой установкой N2. Командиром 48-й БСС был назначен полковник Н.И. Тарасов. 21 ноября 1959 года эта войсковая часть провела учебно-боевой пуск на полигоне "Байконур" и была отправлена на место постоянной дислокации в Плесецк. Вот как об этом событии вспоминают ветераны объекта "Ангара": "В январе 1960 года был закончен монтаж оборудования и комплексные испытания, а в феврале начались отладочные испытания… Ракета была вывезена на старт, прошли механические стыковки, и все было подготовлено к заправке. Пора было начинать основные испытания, но командование всячески пыталось на час-два перенести начало работ. Представители промышленности занервничали. Вскоре выяснилась причина задержки. К старту приблизился железнодорожный состав с вагонами-теплушками. Из них стали выгружаться боевые расчеты. Короткое построение - и к месту работы. Оказалось, что эшелон прибыл прямиком с "Байконура", где личный состав БСС прошел практическую подготовку и провел пуск ракеты Р-7. И вот после четырех с лишним тысяч километров пути расчеты мгновенно включились в учебно-боевую деятельность на своей стартовой позиции. Вот уж поистине - "с корабля на бал". 15 апреля 1960 года личный состав полка под командованием полковника Н.И.Тарасова заступил на боевое дежурство на стартовом комплексе N2.

70-й БСС была сформирована в городе Камышин Волгоградской области в июле 1959 года. Ее командиром был назначен полковник Г.М. Мерзляков. В начале 1960 года эта часть прибыла на полигон "Байконур" для практического освоения ракетной техники и проведения учебно-боевого пуска ракеты Р-7. Первая стартовая группа этого полка с оценкой "отлично" провела пуск ракеты 4 июня 1960 года и в августе убыла к месту постоянной дислокации в Плесецк. Вторая стартовая группа закончила обучение и, успешно проведя 27 февраля 1961 года учебно-боевой пуск ракеты, к середине марта прибыла в Плесецк. 15 июля 1961 года 70-я БСС приступила к несению боевого дежурства на пусковых установках N3 и N4.

 

 Ракета Р-16 на стартовом столе

 

В декабре 1959 года произошло событие, которое имело огромное значение для укрепления обороноспособности страны. 17 декабря Советское правительство приняло решение о создании нового вида Вооруженных Сил СССР - Ракетных войск стратегического назначения. Первым Главнокомандующим новым видом Вооруженных Сил был назначен главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин. Объект "Ангара" в то время был единственным боевым соединением, на вооружении которого стояли межконтинентальные баллистические ракеты.

В 1961 году боевые стартовые станции были переведены на боевое дежурство с ракетами Р-7А с автономной системой управления.

16 июля 1961 года на полигоне "Байконур" боевой расчет 42-й БСС под командованием полковника Г.К.Михеева в течение суток с одной пусковой установки провел один за другим два пуска ракет Р-7А. Оба пуска были проведены с оценкой "отлично".

Надо отметить, что первый межконтинентальный ракетный комплекс Р-7 получился очень громоздким, дорогим и требовал для выполнения боевой задачи большого количества личного состава и времени. Например, в 1960 году на подготовку ракеты Р-7 к пуску из постоянной боевой готовности требовалось 12 часов 10 минут при одновременном участии 281 человека в составе боевого расчета. Было много недостатков по маскировке и по обеспечению живучести комплекса. Поэтому в августе 1960 года на полигоне в Плесецке начинается строительство объектов нового комплекса с ракетой Р-16, разработанной в конструкторском бюро под руководством Михаила Кузьмича Янгеля.

Первоначально ракета Р-16 разрабатывалась для боевого использования с наземных пусковых установок, но после успешных испытаний шахтных вариантов ракет Р-12 и Р-14 был разработан шахтный вариант и для ракеты Р-16. Испытания новой ракеты проходили на "Байконуре" и шли очень тяжело. Не обошлось и без трагедий.

24 октября 1960 года во время первого пуска ракеты Р-16 на полигоне "Байконур" на стартовой позиции произошел взрыв ракеты, в результате которого погибли почти все, кто находился вблизи стартового стола, по официальным данным 78 человек. Погиб в этой аварии и первый Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения Митрофан Иванович Неделин.

Позже было установлено, что причиной катастрофы стал преждевременный запуск маршевого двигателя второй ступени. Своим факелом он прожег днище и разрушил бак окислителя, а затем и бак горючего первой ступени, что и привело к разрушению всей конструкции ракеты. В результате при работающем двигателе второй ступени произошло возгорание более ста двадцати тонн компонентов топлива. При этом один за другим запускались пороховые двигатели разделения ступеней и взрывались воздушные баллоны системы наддува баков.

Пожар со взрывами превратил стартовую позицию в огнедышащий ад. От центра старта с огромной скоростью разбегались концентрические волны огненного смерча, уничтожая все на своем пути. Взрывное возгорание шло лавинообразно, оно продолжалось не больше минуты и успело распространиться на десятки метров.

Компоненты топлива выплескивались из баков на стоявших вблизи испытателей. Огонь мгновенно пожирал людей. Ядовитые пары вызывали смертельные отравления. Спасаясь, люди пытались убежать подальше от горящей ракеты, но из-за очень высокой температуры одежда на них вспыхивала как огненный факел, и они сгорали, не успев сделать и нескольких шагов. Одни, очутившись уже в безопасной зоне, пытались перелезть через колючую проволоку и запутывались в ней, другие попадали в приямок (с него перед пуском сняли решетки), куда стекало разлившееся топливо, и обжигались скопившейся там кислотой.

После выгорания компонентов топлива пожар продолжался еще несколько часов. Горело все, что могло гореть: агрегаты и сооружения, оборудование и кабельные коммуникации.

Произошедшая катастрофа в то время тщательно скрывалась. Руководство страны хранило молчание, а центральные газеты 26 октября 1960 года опубликовали сообщение о том, что кандидат в члены ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР, Герой Советского Союза, заместитель министра обороны, главный маршал артиллерии и Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения М.И. Неделин погиб при исполнении служебных обязанностей в результате авиационной катастрофы.

В Мирном Митрофану Ивановичу Неделину 10 ноября 1977 года был открыт памятник (на перекрестке улиц Неделина и Ломоносова), а его именем названа одна из улиц города.

Второй пуск также был неудачным - ракета упала на трассе полета в Красноярском крае из-за потери устойчивости. Но все же к концу 1961 года летные испытания ракеты Р-16 с наземных пусковых установок были закончены. Одновременно с испытаниями, в августе 1960 года, на объекте "Ангара" 6-я строительная бригада под командованием полковника В. Н. Бабенко приступила к строительству боевого ракетного комплекса наземного базирования под ракеты Р-16. На эти позиции в июне 1962 года прибыл новый полк под командованием полковника Д.Т.Гуща. Личный состав части разместился на новой площадке, приступил к освоению ракетного комплекса и включился в работу по контролю за качеством строительства и монтажа. Началась подготовка боевого расчета к заступлению на боевое дежурство.

К октябрю закорчились комплексные испытания технологического оборудования стартовой позиции ракеты Р-16 в Плесецке. 27 октября 1961 года, после проведения на "Байконуре" учебно-боевого пуска, на боевое дежурство заступил 1-й дивизион войсковой части полковника Д.Т.Гуща на стартовых комплексах N5 и N6 наземного базирования. 2-й дивизион этого же полка был передислоцирован на новую площадку, где заканчивалось строительство комплекса Р-16 наземного базирования.

Впервые в практике соединения расчеты этого дивизиона сдавали зачеты для заступления на боевое дежурство не проходя подготовку на полигоне "Байконур". 15 января 1962 года на стартах N7 и N8 2-й дивизион заступил на боевое дежурство. 3-й дивизион полка готовился к освоению комплекса Р-16 в шахтном варианте. 30 марта 1963 года этот дивизион с тремя шахтными пусковыми установками N9, N10 и N11 заступил на боевое дежурство в постоянной боевой готовности.

Таким образом, в соединении к четырем пусковым установкам с ракетой Р-7А, несущим боевое дежурство, прибавилось еще семь пусковых установок с ракетой Р-16.

 

Установка ракеты Р-9А на стартовый стол. Полигон "Байконур". Начало 1960-х годов

 

Для поражения малоразмерных целей в ОКБ N1 под руководством С.П.Королева велись разработки межконтинентальной ракеты Р-9А. В качестве окислителя был применен переохлажденный кислород. Высокоточная система управления обеспечивала попадание головной части в цель. Были реализованы новые конструкторские решения, позволившие значительно улучшить габаритные и стартовые характеристики ракеты, а также резко сократить время ее подготовки к пуску за счет автоматизации некоторых операций.

В начале 1962 года на площадках Малое Усово и Большое Усово началось строительство сооружений для нового комплекса, а к концу 1963 года на этих площадках были размещены четыре старта с ракетой Р-9А. Командиром полка, вооруженного новым комплексом, был назначен полковник П.Д.Гольцов. Обучение и подготовка боевых расчетов к заступлению на боевое дежурство проводились на полигоне "Байконур".

Правда, надо отметить, что ракетный комплекс Р-9А не был широко внедрен в войска из-за несовершенства двигательной установки. Она требовала содержать на стартовой позиции неснижаемый запас переохлажденного жидкого кислорода, непрерывной работы устройств для его переохлаждения. Все это резко снижало эксплуатационные качества комплекса.

Многое из того, что было построено в первые годы на объекте "Ангара", существует и сегодня. Эти уникальные сооружения стали прочным фундаментом и основой для создания здесь научно-исследовательского испытательного ракетного полигона, а затем и космодрома "Плесецк". Но объекту "Ангара" еще предстояло выполнить свою историческую миссию…

 

В статье использованы материалы, фото и фрагменты из следующих источников:

1. Григорий Сухина. Книга "Григорьев" из серии " Жизнь замечательных людей". Повесть о ракетчике. 2004 год

2. "Полигон особой важности". 1997 год. Москва. Издательство "Согласие".