средства массовой информации, Мир информации и рекламы, космодром плесецк, БЕСПЛАТНАЯ ГАЗЕТА, ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

16+

служба поддержки

объявления в мирном, мир информации и рекламы, газета мир,

ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

Как свидетельствуют материалы Архангельского областного архива, в 1831 году Тарасовская и Церковническая волости были объединены в единую, названную Политовской.  Центром волости стала деревня Петровская (так называлось в старину Подволочье). Но три года спустя Политовскую волость переименовали в Петровскую. В 1869 году она была передана из Шенкурского уезда в Холмогорский. А в 1898 году волость снова разделили - на Петровскую и Церковническую, но обе они остались в подчинении того же Холмогорского уезда.

Мехряки отпочковались от своего древнего покровителя Шенкурска неспроста. Во-первых, они давно тяготели к Холмогорам, ведь именно там располагалось церковное начальство Архангельской и Холмогорской епархии. Во-вторых (и это, пожалуй, главное), сыграло свою роль появление на Северной Двине пароходства. Село Емецкое стало все сильнее и сильнее притягивать к себе мехряков. В Емецке широкий  размах  получила торговля, все богаче выглядели ярмарки, где можно было что-то продать (к примеру, овчины, шерсть, пряжу, домотканое полотно и т, д.), а взамен купить нужные для хозяйства товары (пилу, топор из крепкой заморской стали, серп, плуг и, конечно же, чай, сахар, табак). Экономические связи с Шенкурском все более слабели по мере того, как становился на ноги торговый Емецк.

 

Жители села Тарасово. Фото начала XX века

 

Но в конце XIX века и у Емецка появился новый сильный конкурент. В шестидесяти верстах от Тарасово и Церковного была построена Северная железная дорога. На станции Плесецкая стояли склады, переполненные всякими богатствами.  Деньги на покупку товаров зарабатывали и у лесопромышленников - лесопильным заводам Архангельска год от года требовалось все больше пиловочника.  Да и на самой станции Плесецкая можно было найти работу: паровозам требовались дрова, а железной дороге - рабочие руки.

Вот и потянулись мехряки на станцию Плесецкая еще до Первой Мировой войны. К числу первых переселенцев можно отнести братьев Григорьевых — Тимофея и Петра. Именно они стали основателями поселка Мехреньгский.  Был у них длинный дом, прозванный почему-то «гопом», с таким же длинным на весь дом мезонином. Об этом журналисту газеты «Строитель коммунизма»  В.Потехину рассказывала Нина Дмитриевна Окунева, проживавшая в поселке Мехреньгский с 1916 года. Ее отец Дмитрий Григорьев по прозвищу "Митька Живой" был выходцем из деревни Еремеевской. Долгое время он служил матросом на Балтике, там женился, оттуда и привез семью на Север.

Страшные времена наступили для наших земляков в годы Гражданской войны и иностранной интервенции (1918-1920 годы). Вдоль Петровского тракта шли ожесточенные бои. Петровская  и Церковническая волости были втянуты в кровопролитную бойню и не раз переходили из рук в руки. И красные, и белые, и интервенты сражались с врагами и гибли сами.

 

Застава Славяно-Британского легиона.

Фото из фондов Архангельского областного краеведческого музея

 

О тяжести и интенсивности боев в наших краях красноречиво говорят следующие факты. Прошло около 100 лет, а опасными «сувенирами» времен Гражданской войны и интервенции до сих пор буквально нашпигована наша земля. Ежегодно проржавевшие снаряды и мины английского, американского и французского производства находят в лесах, на берегах водоемов, при проведении сельскохозяйственных и строительных работ. А сколько их еще не найдено, никто не знает.

В августе 1918 года интервенты начали  внезапное наступление, захватили деревню Сельцо и двинулись по Петровскому тракту. Они оккупировали Средь-Мехреньгу, Тарасово, Церковное и продвинулись через деревню Кодыш на Авду и Кочмас. Группировка англо-американских войск на этом направлении насчитывала до трех с половиной тысяч штыков с пулеметами, конный отряд, шесть легких орудий и два аэроплана. Позднее она была усилена за счет прибывших сюда отрядов американских частей и Славяно-Британского легиона.

Ожесточенный натиск интервентов  у деревни Кочмас сдерживали малочисленные отряды красноармейцев, латышских стрелков и моряков. В конце августа начались изнурительные моросящие дожди. Несмотря на наступившие холода, многие красноармейцы носили … лапти. Плохо было и со снабжением продовольствием. Многие красноармейцы умирали от холода и болезней.

 

Блокгауз в районе деревни Кодыш. Фото времен Гражданской войны и иностранной интервенции

 

К концу 1918 года интервенты захватил все деревни по Петровскому тракту. В Тарасово появились «кам-оны» - так называли местные жители английских и американских солдат (от англ. сome on - «давай»). Интервенты расселились в деревенских домах, местное население, по словам очевидцев, не обижали, и даже угощали деревенских детей конфетами. Более того, имели место случаи братания интервентов с красноармейцами. Так, в декабре 1918 года две роты 339-го американского полка в районе деревни Кодыш начали братание с красноармейцами, за что были отведены в тыл и заменены английскими солдатами.

Большую роль в борьбе с белыми и интервентами сыграл красный партизанский отряд жителей села Церковное. Уже в ноябре 1918 года, вооруженные только берданками, бойцы этого отряда освободили и удерживали село Церковное во время всех боевых действий.

В это же время в Тарасово из жителей окрестных деревень был сформирован добровольческий отряд белых партизан. Местные жители в течение нескольких месяцев, начиная с августа 1918 года, регулярно подвергались разорительным набегам  красноармейцев. Особенно печально известен был красный отряд И.Я.Гайлита. Красноармейцы это отряда, снабжавшиеся за счет местного населения, отбирали у крестьян хлеб и другое имущество, вывозя его целыми обозами. Поэтому жители, страдавшие от неоднократных грабежей, воспользовались появлением осенью 1918 года интервентов, чтобы организовать самооборону и противостоять новым набегам красных. Несколько деревень добровольно мобилизовали все мужское население, способное носить оружие, и к декабрю 1918 года в белогвардейском отряде партизан насчитывалось уже около 300 человек. Уже в конце октября 1918 года белопартизаны при содействии интервентов неожиданным рейдом выбили красноармейцев отряда И.П.Гайлита из села Тарасово, захватив обоз, винтовки с патронами и мешки с награбленным крестьянским имуществом. В ноябре 1918 года они вновь отбили у красных временно оставленное село Тарасово, освободив попутно ряд деревень и захватив обоз, два пулемета и три десятка пленных. А 2 декабря партизаны тарасовского отряда отбили атаку полутысячного отряда красноармейцев, который при поддержке трехдюймового орудия и двух автоматических пушек попытался вновь взять Тарасово.

 

Штаб 1-й бригады 18 стрелковой дивизии 6-й Красной Армии.

Деревня Кочмас. 1919 год. Фото из фондов ГААО ОДСПИ

 

В ноябре 1918 года приказом Реввоенсовета 6-й Красной Армии была сформирована 18-я стрелковая дивизия из десяти полков под командованием И.П.Уборевича. В конце 1918 года 159-й полк этой дивизии был переброшен на Петровский тракт в район деревни Кодыш, где противник пытался развернуть наступление на станцию Плесецкая. В боях с интервентами у деревни Кодыш в декабре 1918 года погибло до трети личного состава 159-го полка, но наступление интервентов было остановлено. Убитых похоронили с почестями в братской могиле в деревне Кочмас. «Героям борьбы за советскую власть на Севере», - гласит надпись на обелиске. Однако, по рассказам бывших жителей Кочмаса, в одной братской могиле были захоронены не только красноармейцы, но и те, кто сражался против них. Первые военнослужащие объекта «Ангара» установили здесь памятник. И в настоящее время офицеры и солдаты космодрома хранят память о погибших бойцах, поддерживают порядок на месте их захоронения.

В январе 1919 года части 18-й стрелковой дивизии при поддержке церковнического отряда красных партизан атаковали позиции интервентов и белогвардейцев и сумели овладеть рядом деревень Тарасовской волости. В результате наступления на село Тарасово красноармейцы выбили из него организованный в начале войны добровольческий белопартизанский отряд, который вместе с семьями и скарбом отступил в Средь-Мехреньгу. Красноармейцы пытались с ходу взять и этот район, но попытка оказалась неудачной. Дело в том, что в эти годы весь этот участок, опоясанный двенадцатью прочными блокгаузами, проволочными заграждениями и минными полями, превратился в крепость. Вокруг села Средь-Мехреньга на расстоянии четырех-пяти километров находились сторожевые заставы. В центре села были выкопаны окопы с ходами сообщений, а на Петровой Горе располагалась артиллерийская батарея.

 

Командир Церковнического отряда красных партизан Н.Д.Григорьев

 

Но в сентябре 1919 года положение Советской Республики значительно ухудшилось в связи с наступлением войск А.И.Деникина на Москву и Н.Н.Юденича на Петроград.  Часть войск с Северного фронта была направлена на Южный и Западный фронты. Значительная переброска войск 6-й армии на эти фронты была обусловлена и тем, что в сентябре 1919 года интервенты эвакуировались из Архангельска. Ослаблением позиций 18-й стрелковой дивизии красных воспользовались белогвардейцы. В сентябре 7-й Северный полк белых вновь захватил Кочмас и Тарасово. Отряд церковнических красных партизан под командованием Н.Д.Григорьева вместе с ротой 155-го полка 18-й стрелковой дивизии отразил натиск белогвардейцев. Более трех месяцев успешно обороняли они село Церковное  от наседавшего 7-го Северного полка, имевшего значительный перевес в силе (1600 человек, 50 пулеметов, 14 орудий против 10 пулеметов и одного орудия). По красноармейцам белыми было выпущено до 10 тысяч снарядов. Несколько деревень вдоль Петровского тракта были полностью сожжены. Но взять Церковное белогвардейцы так и не смогли.

Многодневные ожесточенные бои за село Тарасово и деревню Средь-Мехреньга окончились в феврале 1920 года капитуляцией белых. В ночь с 3 на 4 февраля конный отряд под командованием Хаджи-Мурата Дзарахохова и пеший батальон 478-го полка атаковали позиции белых. Солдаты 2-й роты 7-го Северного полка белых подняли мятеж. Они захватили орудия на Петровой Горе и вместе с примкнувшими к ним артиллеристами открыли огонь по штабу белых, взяли в плен командира полка, 8 офицеров и 500 солдат, которых после боя передали отряду Хаджи-Мурата. Тарасово и Средь-Мехреньга были освобождены от белых, а многие бойцы 2-й роты после этого вступили в ряды Красной Армии.

 

Группа красных партизан села Церковное. Фото 1930 года

 

   Много горя и невзгод перенесли местные жители в годы Гражданской войны и интервенции. Солдаты, вернувшиеся с полей Первой Мировой войны, снова взялись за оружие и гибли у порога родного дома. Порой даже в одной семье были те, кто воевал за красных, и те, кто сражался на стороне белых. Журналист  Плесецкой районной газеты «Строитель коммунизма» В.Потехин в свое время печатал много публикаций об истории района. В его архивах сохранилось немало рассказов, записанных со слов живых участников тех далеких событий. Вот некоторые из них.

«Анна Дмитриевна Падорина (в девичестве - Потехина) доводилась мне родной тетей.  Ее мужа Василия Петровича и его младшего брата Ивана Петровича (одного из организаторов Советской власти в Церковном) белые арестовали и сослали на остров Мудьюг. Тетя Анна осталась в своей деревне Скрипово, и во время артналета со стороны Средь-Погоста ее тяжело ранило прямо у дома. В гарнизоне Средь-Погоста находился ее брат Степан Дмитриевич. Не исключено, что именно он мог послать снаряд, который покалечил его сестру. На огонь белых из Церковного ответила красная батарея, и одним из снарядов был смертельно ранен Степан Дмитриевич (он умер в тяжелых муках и захоронен на Тарасовском кладбище). Сестру его на повозке красных отправили в больницу Шенкурска, где сделали ей операцию».

«Дед Пешка служил в обозе красных. Штаб был сначала в Кочмасе. Потом красные взяли Тарасово. Стали подбирать и хоронить в общей могиле убитых. Среди трупов старик увидел двух своих сыновей, воевавших на стороне «белых». Горькими слезами разрыдался он, а признаться, что это его сыновья, – опасно. Товарищи – красноармейцы поинтересовались, отчего дед так жалеет врагов. Пешка ответил, что  среди «белых» уж больно много молодых. Сам тайком снял с руки одного из сыновей часы, привезенные им с германского фронта. Закопали убитых в общей могиле, а ночью дед Пешка пришел с другими тарасовскими, чтобы  по-человечески похоронить своих родных сыновей на кладбище у церкви».

 

Красноармеец А.С.Ляшков, уроженец деревни Пивка

 

А одна из жительниц деревни Александрово рассказала В.Потехину, по ее мнению, курьезный случай: «Крайний дом у нас вспыхнул от снаряда, как спичка. Соседка, старая бабка, еле успела выскочить за порог, и сама потом не могла толком объяснить, почему вытащила еще недокипевший самовар на морозную улицу. Так и осталась ей одна память от всего ее богатства». Рассказывая об этом, она улыбалась и острила в адрес своей соседки, но самой то бабке, надо полагать, было не до смеха.

Война закончилась, но еще многие годы спустя люди будут помнить о прошедших событиях, ведь рядом жили те, кто совсем недавно воевал по разные стороны. Страх за возможные неприятности от соседа долго преследовал жителей деревень, взрослые старались не общаться между собой, только дети не чувствовали гнетущей атмосферы.

В память о красноармейцах, которые погибли в 1918-1920 годах от рук белогвардейцев и интервентов, в селе Тарасово установлены обелиски. Первый обелиск был установлен на кладбище в селе Тарасово в 1969 году на братской могиле, в которой покоятся красноармейцы Ляшков Александр Семенович, Климантов Иван Матвеевич и Заговельев Иван Лаврентьевич. Осенью 1919 года для установления связи с подразделениями Красной Армии красные партизаны из церковного направили трех разведчиков И.Заговельева, И.Климантова и А.Ляшкова.  Но им не суждено было выполнить приказ командования. Разведчики попали в засаду и 10 октября после пыток их расстреляли у небольшой лесной речки Тавны, недалеко от деревни Александрово. Почти год никто не знал, где погибли разведчики. И только после захвата этого района Красной Армией, их останки были найдены, перенесены и с почестями захоронены в селе Тарасово. В январе 1965 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР имя красного партизана, жителя деревни Пивка села Тарасово, учителя Александра Семеновича Ляшкова было присвоено Тарасовской восьмилетней школе

Второй обелиск на кладбище в селе Тарасово был установлен на братской могиле, в которой захоронено 27 красноармейцев, погибших в боях с интервентами в 1919 году.

 

Первый обелиск красноармейцам на кладбище в селе Тарасово.

Установлен в 1969 году на братской могиле, в которой покоятся А.С.Ляшков, И.Н.Климантов и И.Л.Заговельев

 

Но и мирная жизнь не принесла мехрякам радости. Вот что рассказывает в своей статье в газете «Строитель коммунизма» журналист В.Потехин:

«Пилу и топор в руках держать мехряки умели. Они еще задолго до Первой Мировой войны были в контакте с лесопромышленниками. Отношения строились на взаимовыгодных условиях.  Приезжали из Архангельска богатеи в соболиных шубах, обсуждали основные вопросы с лесничими, а потом в деталях вели переговоры с выборными вожаками местных добровольных артелей — кто, где и сколько нарубит лесу, на какой берег вывезет, в какую запань будет сплавлять. Где-то открыто проголосуют, а где и жребий бросят.  К примеру, реку Пуксу сплавщики разделяли обычно на пикеты и тащили из шапки бумажки: кому-то достанется участок с перекатами, а кому-то и крутой изгиб. И никаких обид! Условия оплаты — это уж само по себе.

И вот надо же было кому-то нарушить эти устои. Лес — тот же самый, люди — те же, а доброе и нужное для всех дело превратилось в принудиловку.  Придет разнарядка: такой то деревне выделить такое то количество лесорубов и лошадей, отправиться туда-то, заготовить и вывезти такое-то количество леса. А какая оплата? На эту тему никаких разговоров – есть, мол, расценки, что положено, то и получите; ваше дело — исполнять директиву, иначе отправитесь туда, куда Макар телят не гонял.  Командовать было кому: штаты в конторах ширились, а властолюбивый зуд у людей, как правило, полуграмотных, но дорвавшихся до теплого начальственного кресла, только разгорался. Каждого из них в деревне, конечно же, знали еще с пеленок, и многие из этих новоявленных властолюбцев не пользовались никаким уважением. Но для них это не было столь важным. Главное - проявить себя перед волостным начальством».

После окончания Гражданской войны с весны 1920 года в Тарасово размещался сельский Совет. Затем началась череда реорганизаций. В 1924 году Тарасовский Совет вошел в состав образованной Мехреньгской укрупненной волости, в 1927 году - в состав Плесецкой укрупненной волости, а с 1929 года – Плесецкого района. В 1927 – 1960 годах в селе размещался Петровский сельский Совет.

Журналист В.Потехин в своей статье в газете «Строитель коммунизма» приводит выдержки из акта передачи дел от председателя упраздненного Мехреньгского волисполкома Якова Анциферова председателю Петровского сельсовета Николаю Швакову. Сами по себе эти документы не представляют особого интереса, но по ним можно как бы окунуться в атмосферу того далекого времени.  Какое же имущество принял председатель Петровского сельсовета?

 

Второй обелиск красноармейцам на кладбище в селе Тарасово,

установленный на братской могиле 27 красноармейцев, погибших в 1919 году

 

«Два стола (оба плохие), два шкафа (новый и старый), две керосиновые лампы, цепь – 10 саж. (для чего она предназначалась – непонятно), две чернильницы, две ручки, пресс-папье, подушка для печати (тут все ясно: без этих атрибутов – не обойтись). Среди мебели числятся два кресла и два стула. Кресла, надо полагать, для руководителей сельсовета, а стулья - для посетителей. Почему только два?  Люди в ту пору без дела в сельсовет не ходили.  Это теперь в каждом кабинете непременно ряд стульев вдоль стен. Имелась еще машинка "Гемниртон" (по всей видимости, осталась от англичан).  Но все бумаги написаны от руки: машинка была либо неисправной, либо печатать на ней никто не умел».

Да, жизнь мехряков под властью Плесецкого волисполкома, а потом и райисполкома не была сладкой.  Раскулачивание, перегибы в коллективизации, репрессии - все это они перенесли на себе.

 

В статье использованы материалы, фото и фрагменты из следующих источников:

1. Н.А.Макаров. "Земля Плесецкая. Годы, события, люди". г.Архангельск. 2002 год.

2. Н.А.Макаров. "История земли Плесецкой". г.Архангельск. 2012 год.

3. Материалы и фото сайта "Село Тарасово" http://tarasovo.kithost.ru. Автор сайта Владимир Николаевич Лопатин.

4. А.И.Агеев. "Прошлое земли космодрома. Далекое и не очень... Исторические очерки". г.Мирный. 2011 год.

 

Продолжение следует

 

г.Мирный, ул.Ленина, 55, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

г.Мирный, ул.Неделина, 6а, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

п.Плесецк, ул.Октябрьская, 30, фотоцентр “СМАЙЛ” (КООПЕРАТОР)

п.Североонежск, микрорайон 2, дом 6, магазин "Оргтехника"

п.Савинский, ул.Октябрьская, 20, ТЦ "Престиж", магазин "Алиса"

Воспользуйтесь услугами бесплатной еженедельной газеты по городу Мирный и Плесецкому району

"Мир Информации и Рекламы". Ваше объявление будет опубликовано на страницах нашего сайта.

Объявления принимаются:

 

Рейтинг@Mail.ru

© 2016 МИР design. Все права защищены.

На географической карте времен императора Павла I  Тарасовская и Церковническая волости входили в состав Шенкурского уезда. Да и в более древние времена они тяготели к ваганам (от ред. ваганы - жители Шенкурского и Вельского уездов, входивших в состав Важской области). От Шенкурска на Мехреньгу шла конная дорога, которая выходила в Сельцо и далее тянулась вдоль реки Ваймуга на Большие озерки и к Белому морю. От Подволочья в более поздние времена был проложен другой, укороченный, путь, ведущий через Кодыш тоже в сторону Белого моря.  Для чего нужна была ваганам эта дорога?  Догадаться не так уж и трудно, ведь у Белого моря находились соляные прииски.

Село

Тарасово

Часть II Гражданская война и иностранная интервенция