средства массовой информации, Мир информации и рекламы, космодром плесецк, БЕСПЛАТНАЯ ГАЗЕТА, ОБЪЯВЛЕНИЯ

16+

НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

объявления в мирном, мир информации и рекламы, газета мир,

служба поддержки

читать еще >

г.Мирный, ул.Ленина, 55, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

г.Мирный, ул.Неделина, 6а, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

п.Плесецк, ул.Октябрьская, 30, фотоцентр “СМАЙЛ” (КООПЕРАТОР)

п.Североонежск, микрорайон 2, дом 6, магазин "Оргтехника"

п.Савинский, ул.Октябрьская, 20, ТЦ "Престиж", магазин "Алиса"

Воспользуйтесь услугами бесплатной еженедельной газеты по городу Мирный и Плесецкому району

"Мир Информации и Рекламы". Ваше объявление будет опубликовано на страницах нашего сайта.

Объявления принимаются:

 

Рейтинг@Mail.ru

© 2016 МИР design. Все права защищены.

1957-1962

КОСМОДРОМ «ПЛЕСЕЦК» - ПАМЯТНИК ВОЕННЫМ СТРОИТЕЛЯМ.

ЭПОХА М.Г.ГРИГОРЬЕВА

С 1957 по 1963 год в районе Плесецка в кратчайшие сроки были построены, введены в эксплуатацию и поставлены на боевое дежурство четыре стартовых комплекса межконтинентальных баллистических ракет Р-7А, три пусковых установки для ракет Р-9А и семь пусковых установок для ракет Р-16.

Подвиг первопроходцев

 

Строительство объекта "Ангара" на протяжении этих лет шло день и ночь и не останавливалось даже тогда, когда морозы достигали отметки минус 40 градусов (а эти температуры держались в декабре-январе в начале 1960-х годов почти месяц). Военные строители, большинство из которых были молодыми людьми в возрасте от 22 до 30 лет, работали в две-три смены, по сути, не уходили со строительной площадки. А были моменты, когда время исчислялось на дни и часы, там и спали (так, например, было зимой и весной 1960 года и последующих лет, когда сдавались в эксплуатацию первые старты). В период самого большого разворота работ на строительстве полигона работало более 60 тысяч человек.

 

Памятник военным строителям полигона и города на улице Мира в городе Мирный.

 

По словам военного строителя полковника А.И.Субетто строительство объекта "Ангара" стало для строителей-первопроходцев полигона "…испытанием на зрелость, школой не только организационно-технологической, инженерной, но и человеческой, духовной. В экстремальных условиях военного строительства (а в течение почти десяти лет я появлялся дома, в семье только два - три раза в месяц, ночуя на своих площадках) происходила проверка каждого из нас, как говорят в народе, "на вшивость".

Рассказ о том времени был бы не полным, если не вспомнить о подвиге жен и семей офицеров. Их судьба во многом схожа с судьбой жен декабристов. Они по разным причинам попали на север. Одни отправились в суровые края вслед за мужьями, высланными на каторгу и вечное поселение, другие - добровольно выбрали местом своей "службы" суровую Архангельскую землю. Мало того, что офицерские жены практически в одиночку содержали семьи, воспитывали детей, кололи дрова, таскали воду, топили печи, но они еще и работали. Из воспоминаний военного строителя полковника А.И.Субетто: "Моя супруга, Лидия Михайловна Субетто, прошла эти испытания достойно. Работала старшим инженером-механиком в УИРе. Жили в деревянных домах, засыпаемых снегом до самой крыши, среди архангельской тайги. В Горном, рядом со 2-й площадкой, которую я "сдавал" вместе со всеми в 1960 году, родилась моя дочь... В роддом в Мирный беременную жену и обратно из Мирного уже с дочкой привозил и отвозил на самосвале. В Мирном в школу пошел мой сын, ныне профессор, доктор географических наук. Подобным образом складывалась судьба у всех моих друзей".

Подвиг строителей-первопроходцев объекта "Ангара" увековечен уже в самом существовании космодрома "Плесецк" и города Мирный. Многое, что было создано и построено ими в те годы, служит людям до сих пор. Именами военных строителей А.Ф.Циргвава и Н.С.Степанченко названы улицы города Мирный. Строители города и полигона Престенский Петр Захарович, Плиско Василий Николаевич, Щелканов Виктор Васильевич удостоены звания "Почетный гражданин города Мирный". А на улице Мира был установлен памятник военным строителям космодрома и города. Надпись на мемориальной доске гласит: “Здесь с 1958 по 1968 годы находилось первое здание штаба управления военных строителей, построивших космодром «Плесецк» и город Мирный.

 

Мемориальная табличка на доме о том, что улица названа в честь военного строителя полигона  полковника А.Ф.Циргвава

 

Мемориальная доска установлена в ознаменование 40-летия управления 15 августа 1983 года и восстановлена к 50-летию города Мирный...”.

 

В краю, где холоден рассвет,

Пути лежат тайгой,

Вы состояли много лет

На службе боевой!

 

Не знали отдыха и сна

Ни летом, ни зимой,

Чтоб город встал здесь

как весна -

Красивый, молодой!

 

Одна была у вас мечта,

Вы сделать все смогли,

Чтоб покорилась высота,

На штурм которой шли!

 

Стать северянином смогли -

Частица сердца тут!

Поклон вам низкий

до земли

За ваш нелегкий труд!

 

Автор

Николай Александрович Исаков

(стихотворение прислал в редакцию строитель объекта “Ангара” с октября 1957 года Анатолий Михайлович Паршин)

 

О нытиках и бунтарях

 

Конечно, в те годы не все и не всегда шло гладко, случались и пьянки, и драки, и нарушения техники безопасности. Многие офицеры тяжело переносили неустроенность быта. Были и "нытики", и те, кто добивался перевода к иному месту службы. Но, например, совершенно не было такого явления как "дедовщина". Единичными были случаи дезертирства, а ведь служили тогда солдаты три года. Один из таких случаев описан в воспоминаниях полковника Г.М.Питалева. "Правда, один случай самовольного оставления части за год в батальоне все-таки был. Рядовой Н. Неверов, решив бесцельно побродить по лесу, покинул расположение части. Естественно, что после вечерней поверки его исчезновение было обнаружено. Ночью осмотрели все закутки в части, но его не нашли. В течение трех суток четыре специальные группы прочесывали тайгу, но солдат как в воду канул. Наконец на четвертые сутки услышали слабый хриплый голос, раздававшийся с вершины одной из сосен - это был наш любитель прогулок по нехоженой тайге, забравшийся на дерево, спасаясь от волков, как потом он сам пояснил. Изголодавшийся, ободранный сучками и кустарниками, искусанный комарами предстал он перед сослуживцами. В довершение всего из-за нервного потрясения и от страха он стал заикаться. Но это был исключительный случай…".

По словам ветеранов, офицеры и солдаты "жили дружно, потому что суровые условия и серьезные задачи как никогда сплачивали коллектив".

Когда из-за тяжелых условий жизни и быта среди офицеров начинало зреть недовольство, командир объекта "Ангара" Михаил Григорьевич Григорьев обязательно приезжал в части и выступал перед офицерами: убеждал, просил, требовал.

Вот как об этом вспоминал начальник штаба одной из частей: "Зимой, при 25-градусном морозе, в летней лагерной палатке были собраны офицеры части. Клапаны шапок опущены, воротники подняты, на руках рукавицы. В палатку входит М. Г. Григорьев и командир части полковник Н. И. Тарасов. Оба без шинелей и головных уборов, в парадной форме со всеми боевыми наградами, подтянутые, хорошо выбритые, сильные духом. Михаил Григорьевич произносит короткую речь. Она настолько эмоциональна, что уже через пять минут офицеры принимают достойный внешний вид, а в конце собрания - решение заклеймить позором нытиков и немедленно включиться в выполнение поставленных перед частью задач".

 

Здание общеобразовательной школы №12. Открыта 1 сентября 1960 года

 

В те годы ракетные полки в Плесецке укомплектовывались офицерами практически из всех видов Вооруженных Сил СССР. Особенно тяжело привыкали к новым условиям жизни и службы моряки, которых было много. Понять их было можно. Человек поступал в училище с мечтой о море, о дальних походах, а по окончании получал назначение в тайгу, где, кроме болот и комаров да строительства стартовых комплексов, ничего не было. Жили в казармах. Бунтовали. Категорически отказывались менять форму одежды. Рассказывают, что один из офицеров-моряков утро начинал с подъема в казарме Военно-морского флага. Каждый день на стол командира ложились рапорта от выпускников высших военно-морских училищ с просьбами или вернуть их на флот, или уволить.

Однажды группа моряков, воодушевившись после изрядной доли спиртного, набедокурила. Подгулявшие офицеры попытались попасть в клуб на демонстрацию кинофильма и то ли взломали, то ли пытались взломать дверь в клуб от обиды, что их не допускали к "важнейшему из искусств".

На следующий день их вызвали к командиру. Зная крутой нрав М. Г. Григорьева, провинившиеся с напускной бодростью рассуждали по дороге о том, что их ожидает. Все были уверены - сурово накажут, а может быть, даже уволят.

Зашли в кабинет М.Г.Григорьева. Он усадил офицеров и повел задушевную беседу. Рассказал немного о своем боевом пути, о том, почему сам согласился приехать на столь трудный участок службы, поинтересовался, как налажен в суровых условиях быт офицеров, что можно сделать для улучшения питания. А затем распрощался со всеми за руку, извинившись, что у него так мало времени. Ни словом не обмолвился о вчерашнем происшествии, ни одного упрека не услышали от него провинившиеся офицеры. Они вышли, постояли молча. Наконец, кто-то в сердцах вымолвил: "Уж лучше бы выматерил как следует!" И разошлись по местам службы.

Кстати, спустя годы один из участников тех событий стал генералом, командовал ракетным соединением, другой - доктором наук, профессором Военно-морской академии. Только представьте себе, как сложилась бы их судьба, если бы, например, М. Г. Григорьев посадил всю компанию на гауптвахту, а затем написал в аттестации что-то типа: "Склонен к пьянству и дебошу".

 

О быте и досуге

 

Людям в таких суровых условиях, конечно же, хотелось как можно скорее наладить свой быт. Порог командира обивали посетители с самыми разными просьбами и предложениями. Требовали открыть музыкальную школу для детей. И в сентябре 1961 года детская музыкальная школа в составе трех педагогов была открыта. Ее первым директором стала преподаватель фортепиано Елена Васильевна Самаренкова. Занятия проводились в доме в брусчатом квартале. А за год до этого в городке вместо деревянного здания семилетней школы было построено кирпичное здание общеобразовательной средней школы N12. 1 сентября этого же года новая "десятилетка" приняла первых учеников. Первым директором была назначена Анна Федоровна Толокнева, а первый выпуск десятиклассников состоялся уже в 1961 году. В этом же году были открыты начальные школы N 2 и N 3 в поселке Новая Авда, а начальной школе в поселке Кочмас был присвоен N 1.

Надо отметить, что Михаил Григорьевич Григорьев очень внимательно, вплоть до мелочей, вникал в проблемы поселка и его жителей. Вот какой случай описан в книге Григория Сухина "Великий ракетчик": "Осенью старшеклассников на несколько дней отправили в соседний район на уборку картофеля. Пошли сильные дожди. Автобусы не могли пробиться к месту работы школьников, чтобы вывезти их домой. Первыми тревогу забили учителя. Решено было идти к М.Г.Григорьеву и напомнить ему о том, что дети находятся в экстремальной ситуации. При этом все почему-то были уверены, что при своей занятости Михаил Григорьевич наверняка не знает о происшедшем. На другой день, ранним утром, директор школы уже стояла возле его кабинета. Дверь была приоткрыта, и она услышала, как Михаил Григорьевич "воспитывает" начальника тыла и начальника автомобильной службы. Если опустить недипломатические выражения, то разговор был очень коротким и жестким: "Вы - бездушные люди! Там наши с вами дети! Даю вам сроку до обеда, задействуйте любую технику - тягачи, бульдозеры, что хотите, и чтобы сегодня дети были дома!" Директор школы постояла молча возле двери, а затем ушла, так как стало ясно, что ее визит уже лишний".

 

Крытая танцевальная площадка. Располагалась за клубом войсковой части на улице Мира. Фото 1960-х годов

 

Да, в те годы многие военные строители, офицеры и солдаты ракетных полков работали и служили практически "на износ", но все же находили время для отдыха и занятий любимым делом. "В свободное время, - вспоминает полковник Г.М.Питалев, - одни играли в волейбол, другие в футбол и шахматы, а некоторые занимались рыбной ловлей, благо в реке Емце, вблизи которой размещалась площадка, рыбы было вдоволь. В этом краю непуганой дичи был рай для охотников. Особенно много было зайцев, тетеревов и белых куропаток. В общем, раз или два в неделю у нас на столе была дичь или рыба в качестве дополнительного питания, причем времени тратилось не так уж много, чтобы его добыть. По осени многие перешли на сбор грибов и ягод, причем такое несметное их количество мне нигде и никогда впоследствии не встречалось. С командиром полка, который иногда брал меня в напарники, мы тоже бродили с ружьями, особенно удачно у нас получалась охота на тетеревов и рябчиков".

В те годы, впрочем, как и сегодня, многие офицеры увлекались рыбалкой или охотой. Причем они охотились и ловили рыбу, как правило, не отходя далеко от своей части. Бывали и курьезные случаи. Ветераны полигона рассказывают, что первый командир 42 БСС (пл. 41) полковник Георгий Константинович Михеев был завзятым охотником. При этом у него была одна особенность. Когда группа охотников начинала дружно палить по дичи, он с криками "Я убил!" всегда первым бежал за трофеем. Один раз офицеры решили над ним пошутить. Когда в кустах что-то зашуршало, один охотник крикнул "Заяц!", и все принялись азартно стрелять в ту сторону. Дальше, как обычно, Георгий Константинович с криком "Я убил!" побежал в сторону охотничьего трофея. Когда все сбежались, чтобы посмотреть результат, то увидели убитого зайца с приколотой к уху запиской "Меня убил полковник Михеев".

 

О "сынах полка"

 

Немало встречается рассказов в мемуарах ветеранов полигона о необычных "сынах полка", получивших "прописку" в воинских частях. Вот что рассказывает, например, полковник Г.М.Питалев (в то время - капитан, командир строительной роты): "Оказавшись на полигоне Плесецк в самой ранней стадии его строительства, я, по семейному положению холостяк, постоянно жил на дальних площадках… В библиотеке клуба полка выбор книг был довольно ограниченный, в шахматы играли почти все, но серьезных противников не было. Поэтому появление преданного друга было как никогда кстати. Им стал породистый и на редкость смышленый щенок, которого я назвал Бобка. Однажды, возвращаясь с работы довольно поздно, я обнаружил лежащего на снегу, скулящего и зализывающего правую переднюю лапу щенка. Осторожно подняв его, я увидел, что часть лапы беспомощно повисла. В лазарете полковой врач обработал рану, наложил шину на перебитую лапу и передал мне щенка на выхаживание. Щенку был установлен больничный режим: я его кормил, поил, мыл, а потом стал выводить на прогулки. Через некоторое время кости у него срослись, и Бобка стал сопровождать меня всюду, приняв за хозяина. Поселился он на правах родственника в нашей комнате, конечно, с согласия моих сослуживцев, облюбовав для лежанки заячью шкурку, которая использовалась в качестве прикроватного коврика. Вскоре у него, невесть откуда, появился приятель Тузик, из породы лаек, а затем и медвежонок Маша. Некоторые называли ее Мартой, поскольку появилась в полку она в марте. Маша считалась дочерью полка, питалась в офицерской столовой, а в послеобеденное время отдыхала в штабе около полкового знамени, где был круглосуточный пост, и ее никто не донимал.

Солдат она недолюбливала и всегда избегала встречи с ними, так как они по-своему оказывали ей знаки внимания, стараясь или ущипнуть, или "приголубить" черенком лопаты. Маша избрала для общения офицеров, которые кроме поглаживаний и почесывания за ушами иногда угощали ее сгущенкой. В этом случае она опрокидывалась на спину, протыкала банку когтями передних лап и, урча, как кошка, наслаждалась едой. Поскольку отверстий на банке получалось довольно много, вся мордочка, лапы и шкура после такого пиршества были перепачканы молоком. Неизвестно, что нравилось больше проказнице: высасывание молока из банки или последующее вылизывание шкуры.

Эта компания быстро нашла общие интересы в поисках пропитания, звериной возни и забав, а потом и совместного проживания в нашей комнате в общежитии. На покой они устраивались возле все той же заячьей шкурки, уткнувшись носами друг в друга. Подъем производила неугомонная Маша, которая, выспавшись, c утра пораньше начинала обсасывать латунные пуговицы на кителях моих сослуживцев, опрометчиво оставленных с вечера на спинках стульев. За ней, потягиваясь и почесываясь, неохотно поднимались барбосы, намекая нам, что рабочий день уже начался.

 

"Полковая" медведица Маша (Марта). Фото 1958 года. Фото предоставлено военным строителем полигона А.М.Паршиным

 

Зарядку мы делали на улице, а если была непогода, то в комнате отдыха. В сторонке, стараясь не мешать зарядке, барбосы и Маша терпеливо ждали главного момента, когда мы начинали бег. С лаем и дружелюбным ворчанием они бросались вдогонку, стараясь ухватить за щиколотки или икры. Но большие неприятности ожидали того, кто по какой-то причине оказывался на полу или на земле. Преследователи, на время оставив в покое наши щиколотки и икры, принимались терзать одежду упавшего, нанося непоправимый ущерб и без того скромному офицерскому гардеробу. Мы старались не доводить дело до серьезного конфликта с меньшими братьями, но вечером, после работы, практически каждый из нас поочередно осваивал навыки мелкого ремонта спортивных костюмов, отрабатывая приемы штопки и не без укора вспоминая проказы зубастых друзей, которые обычно где-то поблизости с нескрываемым интересом взирали на потерпевшего, слушая его унылые причитания.

Особенно привлекали лохматых друзей массовые мероприятия: служебные совещания и собрания, просмотры кинофильмов, выступления самодеятельности и вечера отдыха, которые проводились в клубе. Правда, они появлялись на них, как правило, без приглашения и чувствовали себя обиженными, если их туда не пускали, а тем более, когда бесцеремонно выпроваживали. Причем, если им удавалось проникнуть в заветное место тайком, обычно они себя не выдавали. Но были и редкие исключения.

 

1962 год. Ракетчики прощаются с первым начальником полигона М.Г.Григорьевым

 

…Так, во время одного из офицерских совещаний, которые проводил командир, лишь только начальник штаба приступил к докладу, как кто-то их опоздавших постучал в дверь и, войдя в зал, попросил разрешения присутствовать. Командир встал и, подбирая подходящие по этому поводу слова, намеревался отчитать опоздавшего. Вдруг, как из засады, со стороны сцены выкатился клубок из двух щенков и медвежонка. Распалившись, собаки начали трепать полы шинели опоздавшего на совещание офицера, а Маша, забежав сзади, попыталась оторвать хлястик от его шинели. Когда лай и гам прекратился, командир развел руками и сказал во всеуслышание:

- Мне добавить к тому, что тут было высказано животными, нечего. Садитесь и делайте вывод, что опаздывать нельзя. Странно, что они понимают это, а вы нет.

Когда обескураженные поборники дисциплины и порядка оказались за пределами клуба, еще долго на улице раздавался негодующий лай, а медвежонок периодически скребся во входную дверь. Они не могли простить людям несправедливого решения: ведь, по делу, должны были удалить опоздавшего, а не тех, кто открыто выступил против нарушения порядка".

 

На новое место службы

 

Описываемые нами в последних выпусках газеты "Панорама Мирного" события истории первого ракетного соединения межконтинентальных баллистических ракет относятся к 1957-1962 годам. Именно в эти годы его возглавлял Михаил Григорьевич Григорьев. Именно во многом благодаря его уму, воле и энергии, умению сплотить и повести за собой людей удалось в кратчайшие сроки в тяжелых условиях построить первые стартовые и технические комплексы, сформировать и подготовить к заступлению на боевое дежурство первые ракетные полки соединения, возвести жилые дома и социальные объекты в поселке Мирный. Он оставил здесь частицу своего сердца. Позже генерал-полковник Г. Н. Малиновский написал в своей книге "Записки ракетчика": "В облике Мирного я всегда чувствовал заботливую руку Михаила Григорьевича Григорьева…".

 

Камень и табличка с надписью "Здесь будет улица генерала Григорьева М.Г., первого  начальника полигона"  (Не сохранились)

 

И в этом весь Михаил Григорьевич Григорьев. Человек, бесконечно преданный своему делу, готовый пожертвовать личным благополучием для выполнения поставленных задач. Но насколько труднее ему бы пришлось в жизни, если бы не было с ним рядом его семьи, и прежде всего жены, верной спутницы и друга, Веры Геннадьевны.

Такие люди, как Михаил Григорьевич, конечно же, не находка для семьи. Слишком много времени отнимала служба. Его рабочий день длился 17-18 часов. Кроме этого бесчисленные и длительные командировки. И такой режим в течение многих лет. Естественно, что все заботы по дому ложились на плечи Веры Геннадьевны. Подрастали сыновья. А их трое. Их надо было накормить, обстирать, собрать в школу.

Надо отметить, что Михаил Григорьевич и Вера Геннадьевна очень хотели дочь. Как-то во время обхода жилого городка в Плесецке Михаил Григорьевич увидел симпатичную девчушку лет трех. Он взял ее на руки и беседовал с ней полчаса. А в другой раз пришел и принес девочке огромную куклу. Где посреди тайги он нашел такую куклу, так и осталось загадкой. Но эта незначительная деталь как нельзя лучше характеризует его человеческие качества. Девочку Григорьевы так и не дождались. Родились три сына.

Нельзя сказать, что Михаил Григорьевич при всей своей занятости не занимался воспитанием детей. Но воспитание, по словам его сыновей, сводилось в основном к просьбе: "Ребята, вы меня не подводите". А три пацана могли подвести кого угодно. Но выросли, нашли свою дорогу в жизни и фамилию отца, честь рода Григорьевых они не посрамили. Династия Григорьевых прослужила в армии более 120 лет. Какие тут могут быть вопросы?!

В мае 1962 года генерал-майор М.Г.Григорьев был назначен первым заместителем командующего Винницкой ракетной армией.

Из приказа Главнокомандующего Ракетными войсками Маршала Советского Союза С.С.Бирюзова "О поощрении генерал-майора артиллерии М. Г. Григорьева": "За примерную организацию боевой подготовки, успешное освоение новой техники и своевременную постановку частей полигона на боевое дежурство приказываю: генерал-майору артиллерии Григорьеву Михаилу Григорьевичу объявить благодарность и наградить охотничьим ружьем "Хенель".

 

Парк имени М.Г.Григорьева в городе Мирный

 

Накануне отъезда к новому месту службы Михаил Григорьевич собрал в клубе офицеров управления с женами. И хотя уезжал на повышение, был грустным - наверное, вспомнил, сколько труда и энергии пришлось вложить в строительство стартов и постановку частей на боевое дежурство. Говорил тоже не очень много. Прощальное выступление длилось всего минут десять. Но вложил в него Михаил Григорьевич столько души, что плакали все до единой женщины, присутствующие в зале, да и офицеры как-то по особенному хмурились, пытаясь скрыть чувство сожаления по поводу отъезда командира, с которым в эти годы так много было пережито.

Вечером в офицерской столовой состоялись проводы. Участники застолья вспоминали, что по этому поводу офицеры, как это было принято, сбросились по 10-15 рублей.

 

Памятник М.Г.Григорьеву. Основателю космодрома и города. Открыт 14 июля 2007 года на центральной площади города Мирный

 

Решением городского Совета депутатов трудящихся города Мирный от 20 октября 1977 года Михаилу Григорьевичу Григорьеву было присвоено звание "Почетный гражданин города Мирного". Его именем назван парк в Мирном, а на центральной площади города 14 июля 2007 года был открыт памятник М.Г.Григорьеву (первый памятник М.Г.Григорьеву стоял у входа в библиотеку ГДО на улице Пушкина). Многие жители Мирного помнят, что много лет на том месте, где сейчас стоит торговый комплекс "Плаза", находился камень с табличкой, на которой было написано: "Здесь будет улица генерала Григорьева М.Г., первого начальника полигона". Видимо предполагалось, что улицу в новом микрорайоне города (после того, как он будет построен) назовут его именем. Но прошли годы, вырос новый микрорайон, улица получила название Космонавтов, а камень с табличкой бесследно исчезли. Позже выяснилось, что никаких документов, подтверждающих решение кого бы то ни было назвать новую улицу именно так, не существует. А жаль.

 

В статье использованы материалы, фото и фрагменты из следующих источников:

1. Григорий Сухина. Книга "Григорьев" из серии " Жизнь замечательных людей". Повесть о ракетчике. 2004 год

2. "Полигон особой важности". 1997 год. Москва. Издательство "Согласие".

3. Военно-исторический журнал. Издание МО РФ. Статья "Строительство космодрома "Плесецк". 1957-1962 гг.". Автор Г.М.Питалев

4. Статья А.И.Субетто "Космодром "Плесецк" - памятник военным строителям"