средства массовой информации, Мир информации и рекламы, космодром плесецк, БЕСПЛАТНАЯ ГАЗЕТА, ОБЪЯВЛЕНИЯ

16+

НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ

объявления в мирном, мир информации и рекламы, газета мир,

служба поддержки

читать еще >

г.Мирный, ул.Ленина, 55, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

г.Мирный, ул.Неделина, 6а, редакция газеты "Мир Информации и Рекламы"

п.Плесецк, ул.Октябрьская, 30, фотоцентр “СМАЙЛ” (КООПЕРАТОР)

п.Североонежск, микрорайон 2, дом 6, магазин "Оргтехника"

п.Савинский, ул.Октябрьская, 20, ТЦ "Престиж", магазин "Алиса"

Воспользуйтесь услугами бесплатной еженедельной газеты по городу Мирный и Плесецкому району

"Мир Информации и Рекламы". Ваше объявление будет опубликовано на страницах нашего сайта.

Объявления принимаются:

 

Рейтинг@Mail.ru

© 2016 МИР design. Все права защищены.

1958-1959 годы.

Строительство объекта «Ангара»

и начало города Мирный

Весной 1958 года работы по строительству стартовых комплексов в Плесецке развернулись широким фронтом. В это время на строительстве объекта "Ангара" было занято более 11000 человек. На стройку прибыли части военных строителей под командованием полковников Н.В. Колбасина, А.В. Фридленда, В.Г.Журина, Н.С. Майдана, А.Ф. Циргвава, подполковника В.Г.Варфаламеева. Ни по структуре, ни по комплектованию, ни по возможностям эти строительные части, которые раньше занимались сооружением аэродромов, не отвечали характеру работ по возведению ракетных комплексов. Поэтому в начале 1958 года они были расформированы, а вместо них создали бригады, управления начальника работ (УНР) и военно-строительные отряды (ВСО). В январе 1958 года вместо полковника Н.И.Былеева, убывшего к новому месту службы, начальником 57-го УИР был назначен инженер-полковник Н.С.Степанченко. Кроме того, в строительных частях проводилась серьезная работа по переподготовке офицерского состава, ИТР и обучению солдат. Строительство объемных сооружений из монолитного железобетона с применением крупноблочных стальных и арматурных каркасов было для многих, даже опытных инженеров, делом новым, поэтому дополнительные занятия по монтажу конструкций были очень кстати.

Масштабное строительство

 

По приказу М.Г. Григорьева был создан штаб по руководству стройкой. Оперативно осуществлялся контроль за возведением каждого объекта, подводились итоги выполнения планов. Работы на объекте велись в круглосуточном режиме, практически без выходных. На каждой из стартовых площадок одновременно работали 5-6 экскаваторов, 4-5 бульдозеров, 5-6 компрессоров и 35-40 самосвалов. Случались и нестыковки: работы на основных объектах неоднократно приостанавливались, например, из-за отсутствия и задержки технической документации, срыва поставок оборудования. Но всякое отставание от графика работ рассматривалось как чрезвычайное происшествие. При этом военные строители всегда находили взаимопонимание и помощь со стороны М.Г.Григорьева.

Вспоминает полковник Г. М. Питалев (в те годы - капитан, командир строительной роты): "Незабываемы были встречи с первым начальником объекта "Ангара" полковником Григорьевым Михаилом Григорьевичем. Его внимание и уважение к строителям и монтажникам было безграничным, и они отвечали ему тем же… Он был искренен во всем: вместе с нами радовался первым успехам и переживал неприятности, мог запросто отведать обед из солдатского котла, попить чаю с прорабами и мастерами, непринужденно беседуя прямо на рабочем месте. Со строителей и своих подчиненных он спрашивал по всей строгости, если речь шла о качестве, о задержке технической документации или поставках оборудования".

 

Брусчатый квартал поселка с водонапорной башней. Фото конца 1950-х годов

 

Вот какой курьезный случай вспоминает военный строитель Борис Силантьев. Однажды на стройку на вертолете прибыл М.Г.Григорьев с офицерами управления. "После посещения объекта они решили отобедать. Обед в солдатской столовой ВСО уже закончился, но я попросил заведующего столовой что-нибудь придумать, и через час благодаря его стараниям и усилиям заместителя командира ВСО по снабжению все было готово. Повар в белоснежном халате подал стопку алюминиевых мисок, бачок с тушеным мясом и картофелем, в котором торчал черпак или "разводящий", как называли его солдаты. Каждый должен был положить себе в миску порцию, что офицеры с шутками и сделали. И вдруг … пауза. "Ложки!" - с ужасом понял я. Солдаты ведь носили их в сапогах и карманах и, поев, уносили с собой. По этой причине ложек в столовой не водилось... Что делать? Мы бросились к подразделению солдат, занимавшихся строевой подготовкой, и принялись "одалживать" у них ложки, после чего вручили их гостям. Обед продолжился, как вдруг его прервал хохот. Я увидел, как один из прибывших офицеров показывает М.Г.Григорьеву ложку...  Вскоре гости, поблагодарив за еду, направились к вертолету, а я принялся рассматривать солдатскую ложку, вызвавшую такое оживление. Во всю длину на ней было выгравировано: "Жри и лопай, ровняй морду с ж...!".

Стартовые комплексы строились в рекордно короткие сроки. Так, на первом старте (площадка 41) в 1957 году начались земляные работы, а 12 декабря 1959 года межведомственная комиссия уже подписала акт о приемке первого ракетного комплекса объекта "Ангара" в эксплуатацию. Для сравнения: ветераны рассказывают, что на Байконуре во время строительства первого старта для Р-7 объем земляных работ был колоссальным. Когда С. П. Королева солдаты спрашивали, что же все-таки они строят, он шутливо отвечал: "Строим стадион". Здесь, на Севере, предстояло в короткие сроки построить четыре таких сооружения. При возведении только стартовых площадок пришлось вынуть около миллиона кубометров грунта и уложить свыше тридцати тысяч кубометров бетона.

Серьезной проблемой в тот период стала переброска и хранение поступающей военной техники, прием и размещение строительных материалов, оборудования и людей. Ежедневно прибывало от 400 до 800 грузовых машин, каждую из которых надо было не только разгрузить, но и перебросить грузы на строительные площадки.

 

Улица Лесная в брусчатом квартале поселка. Фото конца 1950-х годов

 

Больше всего проблем доставляли дороги, вернее, их отсутствие. Известняк, из которого отсыпалось полотно дорог, был непрочным и раскисал от дождей и нагрузок от автотранспорта. А в весенний и осенний периоды пройти по трассе даже в резиновых сапогах и вовсе было сложно. Кроме того, на некоторых участках полотно медленно, но постоянно оседало в раскисший грунт, образуя порой непроходимые лужи. Вот один из примеров, который приводит в своих воспоминаниях полковник И.В.Гордеев: "Перед нами была поставлена задача переправить к месту работ пять экскаваторов. Но когда их перетаскивали через болото, случилось непредвиденное… Лед не выдержал, и один из экскаваторов ушел под лед. Сосредоточили 10 тракторов и бульдозеров, чтобы вытащить экскаватор, но этой техники оказалось недостаточно. Тогда экипаж экскаваторщиков из четырех человек обратился с предложением разобрать экскаватор по частям, чтобы спасти дорогостоящую технику, так нужную на стройке. В течение двух суток в ледяной воде они разбирали его и перевозили частями в карьер, затем собрали и выполнили поставленную задачу". Подобных примеров было много.

Необходимо было строить дороги. А из Москвы все время требовали удешевлять строительство. Первоначально вообще планировалось строить дороги таким образом - насыпь, а по ней бетонные полоски по ширине шин. Михаилу Григорьевичу Григорьеву на всех уровнях неоднократно приходилось отстаивать необходимость строительства полноценных дорог с бетонным покрытием. При этом он доказывал, казалось бы, непреложную истину, что прокладывание времянок обойдется государству дороже, так как в будущем все равно придется строить дороги. Кроме автомобильных, необходимо было строить и железную дорогу. Старая железнодорожная ветка, доставшаяся в наследство военным строителям, была сооружена еще в 1930-х годах для лесоразработок и требовала срочной замены, так как шпалы от времени сгнили, а рельсы уже не соответствовали нагрузкам подвижного состава.

В 1958 году были построены автомобильная бетонная дорога и железнодорожная ветка с многочисленными ответвлениями. Трассу вели через торфяники глубиной до пяти метров. Торф вынимался из материнского грунта, и только потом укладывалось основание под дорогу. К концу 1958 года протяженность новых и отремонтированных старых участков железной дороги составляла около 60 километров, а автомобильных дорог - 70 километров.

В то же время появилось и хорошо знакомое жителям всех поколений города Мирный слово "мотовоз". Первые пассажирские перевозки осуществлялись на автомобилях, которые двигались по рельсам. У них сняли покрышки с колес и поставили на рельсы. Затем появился паровоз и один пассажирский вагон. Этот пассажирский поезд кто-то из шутников назвал "Волга-Волга".

Из воспоминаний полковника Г. М. Питалев (в те годы - капитан, командир строительной роты): "Жили мы в таежном краю как на острове, и единственным транспортом, который связывал "километры" со всей остальной частью страны, был мотовоз с одним или двумя пассажирскими вагонами. На нем привозили газеты, письма, телеграммы, добирались до семей и руководства стройкой в поселок Канифольный (от ред. - там, в двухэтажном доме, размещался штаб военных строителей). Когда более-менее привели в порядок грунтовую дорогу, раз в месяц командир полка предоставлял возможность офицерской молодежи на грузовой машине выезжать на станцию Плесецкая, где мы основательно мылись и парились в привокзальной бане, а после посещения закусочной, которую в связи с нашим пребыванием закрывали на санитарный час, шли на танцы в Дом культуры лесорубов. Там молодежь отводила душу. После танцев мы бродили по поселку... Но утром, в понедельник, на разводе все стояли как один, без опоздания".

 

Первый колышек

 

Несмотря на то, что к концу 1957 года были созданы минимальные условия для жизни военных строителей и ракетчиков (появились первые сборно-щитовые казармы, столовые, клубы и бани), многие офицеры и солдаты продолжали ютиться в бараках, землянках и палатках. Некоторые офицеры с семьями жили в Плесецке, другие расселялись в деревенских домах, оставленных бывшими жителями сел и поселков после их расселения. Так, например, в 1960 году семьи офицеров из поселков Опытное и 34-й километр были переселены в поселок Правый Ус. Для этого по указанию командира соединения М.Г.Григорьева был осуществлен перенос жилых и хозяйственных строений из поселка Авда.

Несмотря на все трудности, жизнь и быт военнослужащих постепенно устраивались. Известно, что к 23 февраля 1958 года первым трем офицерам соединения командир части полковник М.Г.Григорьев разрешил привезти семьи. Для них под жилье оборудовали бывший дом директора канифольного завода на берегу озера Плесцы. В мае 1959 года в семье Малаховых появился сын Александр - первый новорожденный поселка. Александр пошел по стопам своего отца В.Г.Малахова, став офицером, и даже некоторое время проходил службу на Северном полигоне.

 

Деревянное здание военного госпиталя. Открылся 20 декабря 1958 года. Фото конца 1950-х годов

 

Но все же, жизнь офицеров и их семей в те годы можно было назвать комфортной лишь с большой натяжкой. Необходимо было строить военный городок. Под его застройку было выбрано красивое место у озера Плесцы. Здесь в то время находились два небольших населенных пункта.

С одной стороны озера, там, где сейчас располагается мемориал памяти военнослужащих, погибших при испытаниях ракетно-космической техники ("Вечный огонь") и проходит улица Циргвава, находилась деревня Плесцы (почтовая станция на старом Петровском тракте из Архангельска в Санкт-Петербург, известная еще с XVIII века). Сегодня об этой деревне напоминает лишь часовня в честь иконы Казанской Божией Матери, построенная еще в 1760 году. Но, к сожалению, она была разобрана первыми строителями космодрома в 1958 году и только в 2004 году была воссоздана на историческом месте силами военнослужащих космодрома "Плесецк" по инициативе и благодаря трудам народного мастера, Почетного гражданина города Мирный Александра Ивановича Агеева. Сама деревня Плесцы состояла из десятка одноэтажных домов с дворами для скота. Единственный двухэтажный дом стоял на месте, где теперь расположен мемориал "Вечный огонь". Вокруг деревни на полянах около озера, от нынешней улицы Циргвава до улицы Ломоносова, и в сторону бетонного завода были поля, засеянные зерновыми культурами.

А с противоположной стороны озера Плесцы, на месте, где сейчас располагается санаторий "Лесная поляна", гостиница "нулевка" и аквапарк "Спутник", стоял поселок Канифольный, названный так из-за находившегося там канифольного завода. Основной жилой массив располагался на территории, где сейчас находится парк (квартал от улицы Мира до улицы Советская). На месте санатория "Лесная поляна" стояли два дома. От них вниз, к озеру, были сделаны ступеньки, а через озеро проложен плавучий пешеходный переход с перилами. Напротив этого перехода находилась большая общественная баня, а правее, в сторону перешейка, - два жилых дома и детские ясли-сад. В поселке был магазин, начальная школа-четырехлетка, пекарня, клуб с бильярдной, библиотека, гараж, конюшня. Здесь же располагалась контора смолокурни, которую в последнее время украшала вывеска "Артель имени 36-летия Октября". В поселке Канифольный было несколько одноэтажных и три двухэтажных дома, большой барак, около него находился единственный в поселке колодец. В поселке было много ребятишек, поэтому с 1940 года там действовала начальная школа. Первые четыре года дети учились в ней, а в 5-10 классы подростки ходили в Плесецкую среднюю школу. Рано утром собирались ребята из Канифольного завода, на 922-м километре к ним присоединялись местные, и они шли в Плесецк. После школы заглядывали на станцию, не идет ли в их сторону железнодорожный состав, и, если так случалось, то просили машиниста подвезти их, тот обычно соглашался. Устраивались ребята на тормозных площадках вагонов и, довольные, возвращались домой.

До 1957 года на территории, где сейчас проходит улица Советская, были склады заготовленного леса. Зимой древесину вывозили на лесозавод Плесецка по дороге, проходившей по территории нынешнего санатория "Лесная поляна", и далее по просеке, которая и сейчас идет в сторону райцентра.

Почти все жители поселка Канифольный держали коров, коз и свиней. Вся поляна за озером была распахана, там сеяли овес для лошадей, около домов засаживали огороды. Когда приехали первые военнослужащие с семьями, то по утрам они с бидончиками ходили в поселок и на 922-й километр за молоком. Много лет спустя они с благодарностью вспоминали, что вырастили своих детей на молоке местных коров.

В 1956 году было принято решение о выселении жителей этих и других поселков и деревень, оказавшихся в зоне отчуждения в связи со строительством объекта "Ангара". Переселение шло в течение четырех лет, жителям выплачивалась стоимость их домов, если это были частные строения. Для переезда им выделялся транспорт, разрешалось вести не только домашние вещи и скот, но и дрова, старались сделать все, чтобы не обидеть людей, но все-таки у некоторых обида осталась. Ведь людей в одночасье оторвали от родных мест, от могил их предков; нарушился устоявшийся десятилетиями уклад жизни.

 

Н.С.Степанченко с семьей. 1958 год

 

В начале 1958 года военными строителями под командованием полковника Н.И.Степанченко были построены дома в поселке Плесецк, куда переселили жители поселка Канифольный. Но выселяли людей не только в Плесецк, некоторые жители поселка Опытное и деревни Александрово переехали в село Тарасово и в поселок Ветковский. А жители из деревни Плесцы переселялись в отремонтированные дома населенных пунктов Перекоп и Ижошка.

Весной 1958 года территория поселков была передана в ведение Министерства обороны СССР.

К месту строящегося ракетного соединения продолжали прибывать военнослужащие с семьями, и в июле 1958 года здесь развернулось строительство жилого городка, который получил название Лесное из-за обилия вековых лесов, окружавших местность. Летом 1957 года на лесной бирже в поселке Канифольный оставалось очень много заготовленного леса. Весь он был передан войсковой части, которая на берегу озера Плесцы (за нынешним ГДО) установила пилораму, и первое время для строительства города использовался этот материал.

В июне 1958 года Управление инженерных работ полковника В.Г.Журина приступило к строительству капитальных жилых домов. Причем и брусчатый, и каменный кварталы строились одновременно. Эти дома сдавались под номерами, так как названий улиц тогда еще не было. Заселялись они офицерами одной части - так было легче осуществлять оповещение по тревоге. В каком бы населенном пункте в то время не проживали офицеры (в поселке Лесное, в Плесецке или, например, в деревне Плесцы), у них была одна прописка - улица Ленина. Письма писали по адресу Москва - 400 или Ленинград - 300.

Вспоминает один из строителей нашего города А.Асеев: "Меня назначили командиром взвода на строительстве очистных сооружений. Город строили на болоте. Почти все канализационные траншеи рыли зимой, чтобы не было обвалов, а ведь глубина траншеи доходит до 9 метров.

Так рос город, в год сдавалось по несколько домов, построенных по современным на то время проектам. Сначала появилась улица Ленина. Одновременно строились первые двухэтажные кирпичные дома по улицам Мира, Пушкина, Октябрьская (ныне - улица Овчинникова). Быстро застраивался квартал брусчатых домов… Первый магазин построили там, где сейчас находится магазин №39 (ныне ул.Степанченко). А напротив госпиталя, которого тогда, конечно, не было, поставили первую водокачку. Отсюда по всей стройке развозили воду".

Военный госпиталь в поселке был открыт 20 декабря 1958 года, и располагался он в одноэтажном деревянном здании.

При рытье котлованов под фундаменты жилых домов весь грунт вывозился в большую низину у озера Плесцы (у местных жителей  там раньше был сенокос). Со временем ее полностью засыпали, и это место  потом стало площадкой для стадиона.

С увеличением численности населения в поселке Лесное росло и количество детей. Поэтому командованием было принято решение о строительстве новой семилетней школы. Ее, также деревянную, двухэтажную, построили в брусчатом квартале города. Ученики 8-10 классов с 1957 по 1960 год учились в Плесецкой средней школе. А уже 1 сентября 1960 года в поселке Лесное открылась новая десятилетняя средняя школа N12. Этот номер школе присвоили как двенадцатой "десятилетке" в области на тот момент. Это была уже не деревянная, а трехэтажная каменная школа.

Название Мирный появилось у поселка только осенью 1960 года. Тогда на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 сентября 1960 года и решения Архангельского облисполкома от 23 ноября 1960 года на месте существующих населенных пунктов был образован поселок, которому дали название Мирный.

Поселок Мирный строился и рос… К 1961 году в нем существовало два жилых района - деревянный и каменный. К этому времени появились и названия первых улиц города. В деревянный район входили дома по улицам Лесная, Госпитальная, Школьная, Спортивная, Молодежная, Парковая, Строительная, Комсомольская и Пионерский переулок. Дома здесь были без горячего водоснабжения, центрального отопления и канализации, отапливались обычными печами. Кирпичные дома строились по улицам Октябрьская, Неделина, Мира, Пушкина, Чайковского и проспекте Ленина.

Надо отметить, что строительству жилья и объектов социальной сферы Михаил Григорьевич Григорьев уделял особое внимание. Несмотря на огромную занятость М.Г.Григорьевым был заведен незыблемый порядок - каждую субботу он со своими заместителями обходил строящийся жилой городок, встречался с семьями военнослужащих, оперативно решал массу бытовых вопросов.

 

Ветераны строительства объекта «Ангара»

 

Ветераны вспоминают, что во время своих обходов М.Г.Григорьев "воевал" со строителями за каждое зеленое насаждение. На очередной планерке он предупреждал, чтобы не было срублено ни одного "лишнего" дерева. Городок должен утопать в зелени - здесь жить семьям офицеров, и жить долго.

Такой подход не всегда встречал понимание в "верхах". На строительство объекта "Ангара" в те годы довольно часто приезжали руководители высокого ранга. Так, весной 1959 года здесь побывали заместитель председателя Совета Министров СССР Д. Ф. Устинов, министр обороны, Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, заместитель министра обороны А. А. Гречко, заместитель министра обороны по строительству генерал-полковник А. И. Шебунин, председатель Государственного комитета по оборонной технике при Совете Министров СССР К. Н. Руднев. Приезжал на строительство стартовых комплексов в Плесецке и Сергей Павлович Королев. В ходе этих визитов разговоры шли о том, что нужно делать для того, чтобы сдать объекты в строй в установленные сроки. Но порой обсуждение этих вопросов было непредсказуемым.

На одном из совещаний слово взял С. П. Королев, выступал эмоционально: "Объект в срок не сдадим, да это и понятно при таких подходах к делу. Григорьев распыляет средства. Он строит жилье для офицеров, что проектом пока не предусмотрено".

М.Г.Григорьев ему ответил: "Сергей Павлович, если бы у вас был сын, то я попросил бы прислать его сюда для прохождения службы. И если через два месяца он не запросился бы в теплый клозет, то я прекратил бы строительство жилья. Люди здесь работают на пределе возможного и заслуживают того, чтобы жить хотя бы в мало-мальски человеческих условиях". Заместитель министра обороны по строительству генерал-полковник А. И. Шебунин попытался внести разрядку в разгорающийся спор: "Вокруг полно леса. Я вот с сыном съездил в отпуск к родне в Сибирь, и мы за месяц срубили домик". М.Г.Григорьев парирует: "Офицеры прибыли на объект не домики рубить, а изучать современную ракетную технику. Поэтому пока я, полковник Григорьев, здесь, - жилье будет строиться!". Масла в огонь подлил Д.Ф.Устинов, которому не понравилась строптивость М. Г. Григорьева. Он с едкой иронией произнес: "Ну, полковников у нас в армии хоть пруд пруди".

 

Офицеры возле клуба войсковой части на улице Мира

 

В зале на несколько мгновений повисла тяжелая тишина. Присутствующие понимали, что М.Г.Григорьев прав на все сто процентов. Но Д. Ф. Устинов, "сталинский нарком", знал, что всегда можно пренебречь интересами людей. Так он был воспитан и суровой обстановкой войны, и многолетней работой с "отцом народов". Он привык к тому, что, если поставлена задача, она должна быть выполнена любой ценой, невзирая ни на какие трудности. Люди здесь были делом второстепенным.

Выпад Д. Ф. Устинова Михаил Григорьевич переживал очень тяжело. Его сын Олег так вспоминал об этом дне. Был уже час ночи, а отца все не было. Мать попросила Олега сбегать и узнать, где он хоть находится. По дороге в штаб он увидел на бетонной дороге, уходящей в лес, две фигуры. Медленно вышагивал по бетонке высоченный заместитель министра обороны А. А. Гречко, а рядом, стараясь попасть в шаг, шел отец. Мальчик постеснялся подойти. Позже отец пересказал ему суть разговора. А. А. Гречко подробно расспрашивал его о положении дел на стройке, вникал во все детали, а в заключение сказал М.Г.Григорьеву: "Ты не переживай, Михаил Григорьевич. Лично я всегда поддержу тебя, потому что вижу, как нелегко дается эта стройка. А на слова Устинова вообще не обращай внимания. Полковников у нас действительно много…, - помолчал и добавил. - Григорьевых мало!"

 

В статье использованы материалы, фото и фрагменты из следующих источников:

1. Григорий Сухина. Книга "Григорьев" из серии " Жизнь замечательных людей". Повесть о ракетчике. 2004 год

2. "Полигон особой важности". 1997 год. Москва. Издательство "Согласие".

3. Военно-исторический журнал. Издание МО РФ. Статья "Строительство космодрома "Плесецк". 1957-1962 гг.". Автор Г.М.Питалев

4. "Город космических стартов". Мирный, 2011 год.

5. Статья "Начало долгого пути". Газета "Панорама Мирного" №4 от 28 января 2016 года. Автор Л.Корепанова